Кровавая пицца

Актуально
Москва, 23.08.2007
«Русский репортер» №12 (12)
Один из самых могущественных преступных синдикатов мира — калабрийская Ндрангета — напомнил о себе массовым убийством

Cемьдесят выпущенных пуль, шесть трупов, две превращенные в решето машины — так закончилась вечеринка в немецком городке Дуйсбург. Шестеро молодых мужчин отмечали совершеннолетие одного из них в небольшой пиццерии Da Bruno. Выйдя из кафе, они расселись по машинам, где и были расстреляны в упор из пистолетов и автоматов одетыми в черное киллерами. Оружие было и у убитых, вот только достать его никто из них не успел.

Версия «киллера-психопата» отпала сразу же: вооруженных до зубов убийц было двое, «работали» они в высшей степени профессионально. Их жертвами оказались члены весьма влиятельной итальянской преступной группировки.

В отличие от сицилийской Коза ностра Ндрангета мало известна широкой публике, а между тем еще в 2004 году министр внутренних дел Италии Джузеппе Пизану назвал ее «самым опасным преступным сообществом страны», которое уже давно вышло на международный уровень. По словам Пизану, на рубеже веков Ндрангета преуспела больше других мафиозных кланов, так как обнаружила большую способность приспосабливаться к эволюционным процессам глобализированного общества при традиционном железном контроле над своими территориями, основанном на запугивании, вымогательстве и вмешательстве в самые важные секторы экономики и политико-адми­ни­стративной жизни.

История Ндрангеты началась в 1860-х годах с объединения нескольких кланов. На протяжении более ста лет члены Ндрангеты руководствовались в основном идеями социальной справедливости — они грабили и шантажировали богатых жителей региона, поддерживая сельское население и бедноту. Такая «социальная политика» привела к увеличению численности группировки и ее усилению: к середине ХХ века в нее входило около 150 кланов. В 1975 году разразился вооруженный конфликт между консервативным крылом Ндрангеты и ее амбициозной «новой элитой». Тогда погибли более 300 человек, а победившая молодежь добавила к списку традиционных занятий мафии (рэкету, крышеванию и вымогательству) новый прибыльный бизнес — похищения. Дело было поставлено с размахом — членов состоятельных семей похищали по всей Италии. Заложников прятали в пещерах, а их родственникам по почте присылали пряди волос с требованием выкупа. Особо строптивые могли рассчитывать на повторные бандероли с ушами и пальцами своих близких. Надеяться на помощь полиции не приходилось: в Калабрии Ндрангета значительно превосходила карабинеров и по численности, и по влиянию, и по финансированию. Выкупы почти всегда выплачивались, Ндрангета честно отпускала заложников и стремительно богатела.

Огромные средства выгодно вкладывались как в нелегальные (контрабанда оружия и наркотиков), так и в законные предприятия (промышленность, рестораны, игорный бизнес и биржевые спекуляции). Диверсификация вложений и развитие связей с заморскими картелями принесли свои плоды — сегодня через Ндрангету проходит до 80% всего продаваемого в Европе кокаина, ей принадлежит огромное количество недвижимости по всему миру, а годовой оборот средств группировки оценивается приблизительно в $40 млрд (это 3,5% от ВВП Италии — больше, чем весь бюджет области Калабрия). Возможности Ндрангеты демонстрирует яркая деталь: у группировки есть свой торговый флот, а в прошлом году у нее конфисковали подводную лодку, специально построенную для переброски наркотиков из Колумбии в Европу.

Преимуществом группировки является ее структура: калабрийское сообщество организуется исключительно по кровному принципу и не имеет вертикальной системы управления. Коза ностра и Каморру полиция неоднократно «обезглавливала». У Ндрангеты нет «дона» (босса боссов). В другие мафии можно было внедрить информатора или соблазнить перебежчика. Практически все члены Ндрангеты — родственники, людям со стороны вход заказан, а предать папу, маму, кузена и десяток братьев психологически куда сложнее, чем просто «коллег».

Впрочем, как показывает дуйбургская резня, «федеративное строение» Ндрангеты — это одновременно и ее слабое место. Убийцами, скорее всего, были члены этой же организации, но только другого клана. Вражда между семьями, входящими в Ндрангету, может длиться десятилетиями — нет единого для всех лидера, который мог бы остановить вендетту. На международный уровень «семейные разборки» вышли впервые. Но спрут жив, а значит, продолжение следует. Полиция всей Европы с нетерпением ждет очередной серии.

Фото: AFP/East News; DPA/Photas

Новости партнеров

«Русский репортер»
№12 (12) 23 августа 2007
Террор
Содержание:
Во имя страха

Редакционная статья

Фотография
Вехи
Портфолио
Путешествие
Реклама