7 вопросов Даниилу Дондурею

Юлия Идлис
30 августа 2007, 00:00

Начало очередного сезона — горячее время для телеканалов: запускаются новые линейки передач, на суд зрителей представляются новые проекты, ток-шоу и сериалы. Начинается борьба за рейтинги и доли в общем эфире, формируется политика вещания на год вперед. Каким будет отечественное ТВ в преддверии выборов? О главных тенденциях этого телесезона и о пристрастиях «правильных» телезрителей «Русскому репортеру» рассказал социолог и киновед Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино»

О новом телесезоне

1. Какова главная тенденция наступающего телесезона?

Формирование хорошего электората: правильно голосующего, приходящего на выборы, чтобы не было неловкого процента. Телевидение может уговорить народ на все — если бы захотело, уговорило бы даже трудиться и создавать конкурентную продукцию. Но таких задач не ставится, поэтому главной «фишкой» будет правильно голосующий избиратель.

2. Почему у телепрограмм падают аудитории?

Не у всех. Телеаудитория вообще сокращается, потому что наряду с телевидением развивается интернет. Кроме того, возникает много альтернативных телепрограмм. За 100 рублей людям ставят по 70 каналов, и они то и дело отвлекаются, скажем, на какие-то анг­лийские каналы. Но это, конечно, в больших городах. Но в целом граждане России, как и граждане других стран, а может, даже в большей степени, не могут жить без «второй реальности». Им нужны иллюзии, иллюзии и еще раз иллюзии. И телевидение будет их ими снабжать.

3. А как быть с теми, кто вообще перестал смотреть телевизор? Сейчас таких много.

Это в основном молодые люди, у них есть деньги и силы, они сидят в интернете и ходят в рестораны. У них просто пока не хватает времени — они живут в других мирах: им нужно удовлетворять эротические, физиологические и другие потребности… Но когда эти молодые люди состарятся, то тоже включат телевизор, так что это не страшно. Андрей Кончаловский, например, в последнем интервью вообще сказал, что телевидение — единственный институт, который может заменить в России церковь.

4. А альтернатива — кабельные каналы, платное ТВ?

Это не имеет значения, всюду одно и то же, просто увеличивается доступ к зарубежной телепродукции. Но это никак не сказывается на сознании бывших советских людей. Можно смотреть и американские, и европейские каналы, и CNN, и BBC-World, но при этом «Моя прекрасная няня» ближе и роднее. Есть знаменитая фраза, сказанная Александром I после убийства Павла I: «Все будет как при бабушке». Вот и зрители «как при бабушке» — как при советской власти — любят президента и государство, а себя, чужие деньги, предпринимателей и американцев ненавидят.

5. У отечественного телевидения какой-то особый путь?

Особый путь есть у правительства, а какой особый путь у телевидения? Его путь — выполнять начертания партии.

6. Есть надежда, что мы увидим качественную продукцию?

Мы увидим неплохие сериалы, потому что большие компании проснулись и денег полно. Мы увидим танцующих звезд — на льду, на снегу, на хирургических столах, поскольку жизнь звезд — главный содержательный тренд российского телевидения. Зрители, насмотревшиеся на частную жизнь звезд, становятся очень хорошими избирателями.

7. А лично вы что будете смотреть?

Ну, я аналитик, поэтому буду смотреть все, включая то очень немногое, что мне нравится. Но главное — в этом году будет все как всегда: враг — Америка, друг — государство. Это очень успешная и эффективная в электоральном смысле политика телевидения. Так и будет: бандиты, звезды…