Грязные глянцы

Актуально
Москва, 13.09.2007
«Русский репортер» №15 (15)
9 сентября в Лас-Вегасе состоялась церемония вручения наград Video Music Awards MTV. Был такой анекдот, как новый русский купил себе воздушных шариков на $10 тыс., а потом жаловался, что они его не радуют. Что-то похожее витало в воздухе на протяжении всей торжественной церемонии

Вроде бы очень правильно и заслуженно наградили невероятно крутого чувака Джастина Тимберлейка. Вручили ему премию Quadruple Threat of the Year (то есть «Учетверенная награда» — для тех, кто добился успеха не только на музыкальном поприще, но и в кинематографе, рекламе, модельном бизнесе и т. д.). Такая награда ровно для него, как на заказ: этот человек-оркестр и ударник труда записал альбомов тиражом 14 млн экземпляров, озвучил принца Артура Пендрагона в «Шреке-3», сыграл в кино, владеет сетью ресторанов и выпускает линию одежды под собственным именем. Правильно? Правильно. Но не радует.

В номинации «Мегасингл года» победил дуэт Рианны и Джея Зи с композицией Umbrella («Зонт»). Вроде тоже правильно: песня «сделала» нынешнее лето, звучала абсолютно повсюду и успела всем навязнуть на зубах. Что ж не так-то? Не радует.

«Лучшими дебютантами года» назвали юниоров из Gym Class Heroes, «лучшей группой» — Fall out boy, «лучшим дуэтом» — Beautiful liar Бейонс и Шакиры. Кто бы со всем этим спорил! Но почему-то не радует.

Было так себе — и надо иметь смелость в этом признаться — главным образом из-за горестного появления на сцене мега­девушки американской эстрады, скандалистки всех времен, ныне матери двоих детей Бритни Спирс. Она была в костюме стриптизерши. Она была страстна и напориста, как может быть страстна любая дородная матрона, решившая триумфально возвратиться и покорить MTV’шную сцену в черном неглиже с блестками и сапогах-бот­фортах. Например, Анна Маньяни или Марина Голуб.

Надо сразу сказать: это выступление не было неудачным, как бы ни ворчали отдельные зрители. Это был символ окончательного перехода в новую эпоху.

Старое MTV сметено генерацией «плохих девочек» в самом жестком и буквальном понимании этого термина. Полные раскрепощенность и откровенность потихоньку отменяют идею глянца-гламура. И тогда звезда предстает перед нами вся такая простая, без малейшего флера загадочности и таинственности — склочная деваха из Луизианы, которая ест гамбургеры, поет так себе и только под фанеру и попасть в ноты не очень старается, да еще влипает в истории. Ровно так же ведут себе и подруги Бритни: Пэрис Хилтон и Линдси Лохан. Мужик бросил, истерика, туча лишних килограммов — все это уже не техническая лажа продюсера (мол, он, лопух, не сумел замять, а папарацци все разнюхали). Поверх прыщей больше не кладут толстый слой штукатурки. Глянец еще как-то держится — его просто так не задушишь, не убьешь. Но теперь он соседствует с прыщами. И если раньше словосочетание «грязные девчонки» означало нечто запретное, греховное и мощно-эроти­ческое, то теперь сексапилу — бой! Девчонки и правда грязноватые.

И это почему-то не радует.

Фото: Reuters ; Wireimage/Photas

У партнеров

    «Русский репортер»
    №15 (15) 13 сентября 2007
    Телевидение
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Случаи
    Реклама