Вехи и версты

От редактора
Москва, 13.09.2007
«Русский репортер» №15 (15)

В пылу бурного обсуждения прошлого номера «РР» один из читателей даже предложил подать на нас в суд. То, что материал «10 писателей, изменивших мир» вызвал столь живую реакцию — хорошая новость. Мы и планировали его как провокацию, вызывающую на разговор о современном мире, его порядке и беспорядке. Такую тему как раз и нужно обсуждать на материале книг, а не новостей: сразу появляется иной масштаб, настоящий.

Другой читатель возмущается: «В списке — один русский. Кто издает этого “Русского репортера”? Авторы его на каком языке говорят, думают и пишут?» Вроде бы просто забавная реплика, но с точным попаданием в тему. Она дает мне повод гордо заявить, что я-то воспитан в русской (советской) культуре, а значит — в европейской и мировой. Такой вот неслабый масштаб у нашей страны. И с чего бы это нам прятаться в чулан? Мы и делаем журнал специально для России — с глобальной, а не местечковой интонацией.

«Десятка» получилась правильная. Большинство возражений из области «литературщины» и не имеют отношения к делу. У меня-то образование естественнонаучное, и логику исследования я обычно понимаю саму по себе, без вкусовщины. То есть, на мой вкус, я бы, скажем, Мишеля Уэльбека в «десятку» не включил (уважаю, но не люблю). Но статья вообще не про это.

«Десятки», «сотни» и пр. — удобный медийный жанр. Но для нас это еще и способ показать «скелет» мира, основные вехи и версты, исторический масштаб. Там, где ученому понадобилось бы сделать множество оговорок и поправок, репортер обязан формулировать мысль жестко.

Наш текст о том, кто дал нам язык, необходимый для понимания современного мира. Речь идет вовсе не о «самых лучших писателях», а о тех, кто открыл и описал современные конфликты, прежде всего социальные. Многие сомневаются, правильно ли попала в список «черная, да еще и женщина» Тони Моррисон — особенно те, кто высказывается в духе «я Пастернака не читал, но скажу…» Но вопрос о том, можно ли быть равными и одновременно разными, не имеет плоского ответа, он очень неполиткорректный (см. хотя бы современную проблематику миграции). Турецкий писатель Орхан Памук вообще на самом острие современной политики, как и сама Турция — между исламским миром и Европой. Политологи, конечно, все это обсуждают, но это ведь обычно такая скукота. А писатели первыми видят «дыру в матрице», настоящее сквозь мишуру.

Естественно, может возникнуть вопрос: хорошо ли использовать великих писателей для нужд «социальной проблематики», не получится ли слишком примитивно? Конечно нет. Всегда полезно найти другое измерение, другой угол зрения. Мы вообще каждый раз стремимся найти неожиданный поворот — политическое в культуре, историческое в политике, житейское в глобальном. Нам было особенно интересно сопоставлять совершенно разные тексты и фигуры, попавшие в один ряд, — сразу хочется по-другому перечитать.

Так что «десятки» и рейтинги будут у нас регулярно. Они, надеюсь, будут вызывать и вопросы, и скандалы. Что может быть лучше для начала серьезного разговора?

У партнеров

    «Русский репортер»
    №15 (15) 13 сентября 2007
    Телевидение
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Случаи
    Реклама