Швейцарские часы

От редактора
Москва, 20.09.2007
«Русский репортер» №16 (16)

Главная тема на этой неделе, конечно, правительство. Вроде бы обсуждают ее не очень горячо — страна не пришла в возбуждение, у всех, кроме политологов и чиновников, есть в жизни вещи поважнее. И даже понятно почему. Потому что отставка Михаила Фрадкова и утверждение Виктора Зубкова — это действия из области управления. А управление должно происходить тихо, максимум — «молотят» швейцарские часы, как выразился Владимир Путин. Правительство надо было менять, его и сменили.

Но хочется задать вопрос: а где же политика? То есть обсуждение всей страной и поступки, совершаемые перед всем народом. Вроде бы вопрос и не об отставке правительства, но все-таки ко времени. У нас ведь предвыборный сезон, и не было еще в России такого позора, чтобы пришел новый глава государства, а этого никто и не заметил. Такой царь-призрак.

Я все понимаю про стабильность и, в общем-то, — за. Ясно, что политика обычно мешает стабильности — начинаются склоки, разговоры, пересуды, конфликты. Но я все-таки за то, чтобы политика была. На то есть три соображения: жизненное, практическое и управленческое.

Первое. Считайте, что это — принцип, гуманистическая ценность, что ли. Страну, как и корпорацию, можно удерживать какое-то время и одним управлением. То есть тобой управляют, а ты можешь этого и не знать. Но в нашей, европейской культуре как-то иначе сложилось. У древних греков политика — это не какое-то забубенное занятие начальства, а дело всех свободных людей. Конфуций вот тоже говорил, что благородный муж — не инструмент.

Второе. Общенациональный журнал — такая вещь, которая нуждается в темах для общенационального разговора и фигурах общенационального значения. И тут дело не только в нашей профессиональной прагматике. Вообще-то и страна нуждается в том же. Представляете, если все известные персонажи будут начинать каждую свою фразу со слов «как сказал Владимир Владимирович»? В целом это, к счастью, пока не так. Но в области «профессиональной политики» близко к тому. А участие граждан в выборе из зависимых персонажей лишено смысла. Ну и к тому же Путин ведь покидает Кремль, и интересно было бы знать, откуда появится еще хотя бы один политик. Поэтому важно, чтобы «преемники» начали обращаться напрямую к народу как можно раньше, а то они могут и не успеть — страна останется вообще без политиков, что уже опасно для жизни.

Третье. Работающее правительство не получится сделать без политики. Наверное, без нее может быть «техническое» правительство. Но тогда ему нужно жестко вменить цели и следить, чтобы оно их не потеряло. А то ведь обычно как? Говорят, что нужно сделать что-то, например, с образованием. Эксперты пишут записки, их складывают в стопки, а потом вынимают по очереди. Потом ведомства согласовывают. Туда же идут лоббисты и профессиональные сообщества, которые тянут одеяло на себя. Начинается бодание интересов, и в конечном решении, если даже до него доходит, государственных целей уже не видно, зато частно-государственные бизнесы закрутились. Так что кто-то должен удерживать цели и проекты управленческих действий, и это не может быть чиновник, который делает только то, что скажут.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №16 (16) 20 сентября 2007
    Преемники
    Содержание:
    Не слабее Путина

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Случаи
    Реклама