Тайны московских подвалов

Актуально
Москва, 11.10.2007
«Русский репортер» №19 (19)
Между Кремлем и комплексом зданий ФСБ нашли массовое захоронение. Кому принадлежат останки, до сих пор неясно. Следственные органы путаются в показаниях, эксперты расходятся в версиях

Останки 34 человек десятилетия пролежали присыпанные землей в подвале здания на улице Никольская в нескольких сотнях метров от Кремля и были случайно обнаружены рабочими при проведении ремонтных работ. Рядом с костями не было найдено ни личных вещей, ни одежды, ни обуви, зато неподалеку валялся пистолет — браунинг 1903 года выпуска. По мнению главного археолога города Москвы Александра Векслера, страшная находка — содержимое одного из московских некрополей XVII века, кладбища при храме Успения, на месте которого было затем построено здание. Что же касается обнаруженного там же пистолета, то, по словам Векслера, бывает, что «одни эпохи наслаиваются на другие».

Органы правопорядка продемонстрировали странную несогласованность в комментариях. Так, сразу после обнаружения останков в Управлении информации и общественных связей столичного ГУВД заявили, что «согласно первоначальным выводам специалистов, люди были убиты в 1930-е годы. Скорее всего, это были репрессированные. Вероятно, людей расстреливали на том месте, где обнаружены останки». Эти слова подтвердил агентству Интерфакс анонимный источник в МВД. Он рассказал, что при обследовании останков милиционеры обнаружили огнестрельные ранения в черепах. Выстрелы были произведены с близкого расстояния.

На следующий же день слова коллег опроверг представитель прокуратуры Сергей Балучевский. «Никаких видимых повреждений, а тем более пулевых ранений, на останках не обнаружено», — сказал он. Предположение, что они принадлежат расстрелянным в эпоху сталинского террора, он назвал «нелогичным и противоречащим здравому смыслу». «Посудите сами: даже если их расстреляли, что мешало вывезти тела?» — недоумевает Балучевский.

Путаницу в изложении фактов прокомментировал «РР» председатель историко-просветительского общества «Мемориал» Арсений Рогинский:

— Видите ли, у нас нередко бывает, что слова анонима несут больше правды, нежели слова чиновника. Тот, кто объясняет ситуацию «по горячим следам», случается, излагает обстоятельства значительно честнее, чем тот, кто опровергает его спустя некоторое время, когда уже существует «официальная версия». Я не хочу ничего утверждать, но не исключено, что и экспертиза покажет только то, что ее «попросят». Наши руководители очень не любят вспоминать о сталинском терроре: он не вписывается в их историософскую концепцию. Эта тема слишком плохо сочетается с современным желанием власти видеть прошлое как сплошную цепь побед и великих свершений.

Сам Рогинский считает наиболее вероятным, что останки принадлежат расстрелянным осенью 1941 года:

— В 30-х годах на волне террора расстрелы были поставлены «на конвейер». В то время трупы вряд ли могли оставить на месте экзекуции, их каждую ночь грузовиками вывозили в Донской крематорий и в Подмосковье. Однако в сентябре 41-го власть допускала, что Москву отстоять не удастся. Город заминировали. Сотни заключенных были расстреляны, а вывозить тела убитых уже не было возможности. Вероятно, их побросали на месте расстрела — рыть 34 могилы было некогда, — полагает Рогинский.

Аналогичный случай уже был: пять лет назад кости нескольких десятков человек были найдены турецкими рабочими в подвале Верховного суда на Поварской улице. Тогда, как и сейчас, высказывались две основные версии — древний погост или жертвы репрессий. Останки изъяли представители прокуратуры «для проведения следственных действий», а о результатах экспертизы до сих пор ничего не известно. Возможно, что личности погибших и обстоятельства их смерти будут скрыты от общественности и на этот раз.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №19 (19) 11 октября 2007
    Занавес
    Содержание:
    Одежда для голого президента

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама