Исповедь сына века

Культура
Москва, 01.11.2007
«Русский репортер» №22 (22)
Из этой книги можно узнать про частные английские школы для мальчиков и про то, почему время, проведенное в них, помогает в тюрьме; про рок-музыку; про образ жизни британского среднего класса в маленьких городках; про блюда английской кухни; про интерпретации Шекспира; про детскую влюбленность; про воровство и махинации с кредитными карточками; про ненависть к физкультуре и спорту; про сельские ярмарки и, что самое главное, про то, как мучительно трудно взрослеть

Человек-оркестр и национальное достояние Великобритании Стивен Фрай лучше всего извес­тен нам как Дживс из сериала «Дживс и Вустер». Описать весь масштаб его деятельности одной фразой невозможно. Для краткости скажем, что он актер, писатель, сценарист, журналист и режиссер (а еще он очень любит крикет и занимается благотворительностью). Прославившись благодаря ролям в комедийных шоу и сериалах, Фрай, не прекращая работы в кино и на телевидении, стал писать книги, большинство из которых переведено на русский язык. Автобиография «Моав — умывальная чаша моя» — самый свежий перевод прозы Фрая (в Англии книга была издана в 1997 году).

Мировая литература давно полюбила рассказы о детских и юношеских переживаниях и откровенные признания. И хотя сочинения на эту тему бывают самые разные — от «Исповеди» основоположника жанра Жан-Жака Руссо до «Моих университетов» Максима Горького и «Это я, Эдичка» Эдуарда Лимонова, — в большинстве они преисполнены демонстративной и чрезвычайно серьезной искренности. Такие книги говорят: «Смотрите, как я страдал!» А Фрай, который входит в число 50 самых смешных актеров мира, написал о себе с беспощадной откровенностью — и очень смешно. Ирония позволяет ему быть необыкновенно требовательным к своим собственным прегрешениям и фобиям.

Его ирония — это отсутствие страха: страха перед публичностью и страха правды. Рассказывая историю своего взросления и образования, переводов из школы в школу, безудержного вранья учителям, своих первых сексуальных опытов, преступлений и тюремного заключения, он обезоруживающе искренен. По большому счету рассказ Фрая — это разные эпизоды жизни одинокого ребенка из благополучной семьи, одинокого не потому, что он брошен, а потому, что всем детям свойственно переживать одиночество. Но от этого рассказа трудно оторваться, потому что, не отказываясь от серьезного отношения к жизни, любви и смерти, Фрай может позволить ироническое отношение к самому себе и к общепринятым стереотипам. Он может в одном абзаце совершить эквилибристический переход от сентиментальной буколики к семейной истории и тут же… Впрочем, смотрите сами: «Миссис Райзборо варила варенье и готовила желе и маринады из слив, вишен, тернослива, крыжовника, ежевики, красной и черной смородины. При условии, конечно, что мама не добиралась до них первой. Мама была помешана на кисленьких ягодках и могла обобрать куст крыжовника быстрее, чем пастор раздевает мальчишку-хориста».

Про эту книгу трудно писать лишь потому, что ее хочется пересказывать. И если бы рецензия обладала силой рекомендации для тех, кто, прочитав ее, немедленно двинется в книжный магазин, я бы в самом конце написал так: «Рекомендуется к прочтению поклонникам творчества Стивена Фрая, П. Г. Вудхауса, ценителям английских комедийных шоу и родителям трудных детей». Легких детей, впрочем, не бывает.

Фото: Eyevine/Fotolink; Архив пресс-службы

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (22) 1 ноября 2007
    Революция
    Содержание:
    А Ленин такой неживой

    Редакционная статья

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Реклама