«Быть Екатериной стало нормально»

Тренды
Москва, 01.11.2007
«Русский репортер» №22 (22)
О том, кто теперь считается вежливым, корреспонденту «РР» рассказал профессор, доктор филологических наук, директор Института лингвистики, заведующий кафедрой русского языка Российского государственного гуманитарного университета Максим Кронгауз

Как изменился в последнее время наш этикет?

Этикет обращения друг к другу действительно меняется. Сегодня происходит вытеснение отчеств из некоторых сфер общения, прежде всего из бизнес-общения. Вместо них в оборот вошли полные имена, которые раньше самостоятельно почти не использовались. Ну не называли человека Екатерина, всегда говорили Катя или Екатерина Ивановна. Сегодня совершенно нормально представиться: Екатерина, Ольга, Александр, Константин. Можно интерпретировать это как больший демократизм, но не стоит. Просто западное влияние заставляет русскую систему перестраиваться.

Как это отражается на русском языке в целом?

Русский язык по обилию имен у человека уникален. Даже родственные языки, такие как польский, все равно нам уступают. Прежде всего, здесь работает русское словообразование. Нас с вами можно называть сотней разных способов, не говоря уже о том, что их можно варьировать — называть по имени, по имени и отчеству, просто по отчеству, по фамилии. У каждого имени есть огромное количество вариантов. Вот эта уникальность отчасти теряется, в официальном общении мы приходим к некоторому стандарту.

Что должны выражать принятые формы вежливости?

Язык дает возможность с их помощью выразить то, что важно именно в данной культуре. Для русской культуры очень важны эмоциональная оценка и дистанция между собеседниками. Русское обращение всегда предоставляло возможность их передать: с помощью уменьшительных суффиксов, отчеств и так далее. Это дает эффект присутствия личности говорящего. Нам важно подчеркнуть отношения между собеседниками именно в этот момент. Через час я могу использовать другое обращение, которое покажет, что отношения изменились, и собеседник это услышит. В западных культурах (англоязычной, немецкой, французской) более востребован способ нейтрального обращения к человеку. В восточных, наоборот, предлагается выбор социальных статусов, подчеркивающих различие занимаемых в обществе позиций. А у нас — эмоции. Для русских очень важен повтор имени собеседника в процессе общения. Так мы даем понять, что между нами по-прежнему есть связь. В некоторых культурах это почти запрещено. Скажем, в японской культуре люди вообще избегают называть имена, потому что это слишком сильно воздействует на собеседника.

Как изменились формы приветствий, пожеланий?

Можно говорить о некой лингвистической глобализации. Есть некоторые общеевропейские и общемировые способы взаимодействия, и отчасти русский речевой этикет под них подстраивается. Под влиянием английского появилось «пока-пока». Или «берегите себя». Для нас звучит чудовищно. Беречь себя надо в случае опасности. А в английском это — нейтральный способ попрощаться. Сейчас модно интернетовское приветствие «превед». Студенты иногда так и говорят — с подчеркнутым звонким согласным на конце. Новые слова быстро распространяются. Телевизор и интернет дают возможность мгновенно захватывать пространство.

Меняется ли от этого как-то наше поведение?

Да, мы иначе себя ведем в некоторых ситуациях. Русский человек здоровался не так, как европеец. И делал это реже. Русский речевой этикет не подразумевал, что в магазине вы начнете здороваться и прощаться. А сегодня в магазинах часто здороваются и прощаются. Отчасти это вызвано корпоративным этикетом, появлением сетевых магазинов, где кассиру или продавцу должностной инструкцией предписывается здороваться и прощаться с клиентом. Ну, а если уж с вами здороваются, то невежливо не поздороваться в ответ. И это становится привычной нормой.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (22) 1 ноября 2007
    Революция
    Содержание:
    А Ленин такой неживой

    Редакционная статья

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Реклама