Воры и виноградная лоза

Актуально
Москва, 01.11.2007
«Русский репортер» №22 (22)
Впервые за время правления Михаила Саакашвили его оппоненты настолько сильны, что могут лишить президента власти. 2 ноября грузинская оппозиция начинает акции протеста, требуя досрочных парламентских и президентских выборов. Чтобы народ снова его полюбил, Саакашвили пришлось срочно найти и арестовать полтора десятка «воров в законе»

Вообще-то, официально последних «воров в законе» в Грузии арестовали еще в апреле 2006 года, что и подтвердил тогда генеральный прокурор страны Зураб Адеишвили. Так выполнили одно из главных предвыборных обещаний Михаила Саакашвили. И это не было просто пропагандой. «Всех посадили. Один Тариэл Ониани остался: в Испании прячется», — не без грусти в голосе признал в разговоре со мной пожилой владелец одного из адвокатских бюро Кутаиси. Не без грусти, потому что защита интересов некоторых местных «авторитетов» была частью его бизнеса. А уж если так говорят в Кутаиси, этому можно верить: здешняя криминальная группировка всегда считалась сильнейшей в стране, а местные жители утверждали, что у них на каждой улице свой «вор в законе».

И вдруг на прошлой неделе министр внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили заявил, что в Кутаиси арестованы еще 18 «воров в законе». По каким сусекам скребли, чтобы их найти, никто не знает, но зачем это сделали, очевидно — накануне выступлений оппозиции Михаил Саакашвили, очень нуждающийся в повышении собственного авторитета, решил вновь использовать свой главный конек — борьбу с криминалом и коррупцией.

Все последние годы она приносила ему немало дивидендов, но станет ли она палочкой-выру­ча­лочкой и на этот раз, неизвестно.

Наступление оппозиции на президента подтвердило одну особенность грузинской политики — это борьба за власть в чистом виде, без примеси даже капли идеологии. В Грузии невозможно спорить ни о чем принципиальном, здесь можно только переходить на личности. Ну сами посудите — о вступлении в НАТО не поспоришь: стремятся туда и президент, и оппозиция; против независимости Абхазии и Южной Осетии выступают все; с коррупцией бороться хотят тоже все. Разве что некоторые оппозиционные партии настроены еще более проамерикански и антироссийски, чем Михаил Саакашвили, — например, призывают к выходу Грузии из СНГ. А накануне 2-го ноября несколько лидеров оппозиции даже слетали на три дня в США, чтобы рассказать о ситуации в Грузии представителям Госдепартамента и неправительственных организаций.

Вот и приходится организовывать народный протест под довольно скучными лозунгами проведения досрочных парламентских выборов (весной 2008 года вместо осени) и изменения избирательного законодательства.

Почему оппозиции выгодно провести выборы пораньше, понятно — положение Саакашвили сейчас уязвимо как никогда. «Свинью» президенту подложил его бывший соратник, министр обороны Ираклий Окруашвили, обвинив Саакашвили и его окружение в системной коррупции. Правда, затем он сам был арестован, обвинен в том же самом, отпущен под залог и теперь, находясь под домашним арестом, политикой не занимается. Но «процесс пошел». Благо обвинения в коррупции совпали с недовольством методами политического руководства Саакашвили.

За последние годы протестная база у Михаила Саакашвили только расширилась, —даже его соратники признают этот факт, хотя оценивают его если уж не как благо, то по крайней мере как показатель верности избранного президентом курса. Главная причина недовольства — массовые увольнения госчиновников. За три последних года грузинский госаппарат сократился на 49 тыс. человек. Особо масштабные чистки про­шли в силовых структурах: из МВД уволили почти 17 тыс. человек. «Вы хотите, чтобы не было оппозиционного электората в стране, которая провела такие болезненные и шоковые реформы? — спрашивает у меня Константин Габа­швили, председатель парламентского комитета по международным делам. — Была проведена тотальная реформа полиции. Вы же ездите по городу, видите — у нас нет ГАИ. Будет в России гаишный бунт, если ликвидировать ГИБДД? Будет. Но с точки зрения построения новой государственной инфраструктуры ­— это эффективно. Есть люди, которые привыкли делать бизнес и не платить налоги. Им приятнее и удобнее платить кому-то персонально, в карман. Мы это пресекли. И эти люди тоже обижены».

Эффективность политики президента Константин Габашвили подтверждает цифрами: за три года бюджет страны вырос в восемь раз — с $350 млн до $3 млрд. Правда, население этого особо не почувствовало. «При Шеварднадзе средняя пенсия была $6, сейчас — $20. И тогда и сейчас — это ничтожно мало», — объясняет настроения многих сограждан лидер Республиканской партии Давид Бердзанишвили. Через полчаса таксист на чем свет стоит ругает правительство за то, что у людей нет денег: «Полдня езжу, а в кармане 13 лари ($8. — “РР”)!» Даже те, кто поддерживает Саакашвили, признают, что уровень жизни не повышается. Вечером после встречи с политиками я ужинаю в тбилисской семье. Один сын — на заработках за границей, второй безработный, жена домохозяйка. Глава семьи Владимир работает в Центробанке. «Стало чуть тяжелее, — признает он. — Но ничего, выкручиваемся. Если раньше покупали 10 килограммов сахара, то теперь покупаем 5 и экономим». При этом Владимир не скрывает симпатии к Саакашвили. Причина проста — эффект от борьбы с коррупцией.

Крестьянин в Кахетии вырубил пять кустов виноградной лозы. Страна была в шоке. «Если бы он родственника убил, никто бы не удивился и по телевизору не показал, но виноградную лозу вырубить…»

Все мои собеседники признавали очевидные факты: полиция в Грузии взяток не берет, в любой вуз можно поступить без «подношения», а госчиновников за «откаты» сажают. «Окруашвили за что арестовали? Он вместе с губернаторами и представителями местных властей организовал систему “откатов”. Когда строительный заказ на $144 млн вы отдаете компании, которая была создана только позавчера и в которой нет ни одного строителя, то это воп­рос для прокуратуры, так ведь? У нас три депутата, которые входили в парламентское большинство, сидят в тюрьме по коррупционным делам», —иллюстрирует Константин Габашвили на этих примерах принципиальность власти.

Но у оппозиции есть все шансы на равных побороться с пропрезидентскими силами. Нежданно-негаданно на руку противникам действующей власти сыграла природа, а вернее, необычайно большой урожай винограда. Виноград есть, а сдавать его некуда: хоть Грузия уже полностью оправилась от запрета на ввоз своего вина в Россию, такое количество винограда, как в этом году, виноделам оказалось просто не нужно. Оппозиционный канал «Имеди» даже показал сюжет, как некий крестьянин в Кахетии вырубил пять кус­тов виноградной лозы. Страна была в шоке. «Если бы он родст­венника убил, никто бы не удивился и по телевизору не показал, — сказал мой знакомый, Георгий, — но виноградную лозу вырубить…» Недовольство крестьян тем, что они не могут получить большую прибыль с урожая, нанесло удар популярности президента в провинции, которая всегда была его оплотом. Этим воспользовалась оппозиция. Накануне 2-го ноября она ударила по Грузии автопробегом, по пути организуя митинги. В том же Кутаиси на центральной площади собралось около 5 тыс. человек — огромное количество для достаточно аполитичного города. В пятидесяти метрах от площади, где проходил митинг, горело здание банка. Соседство огромного столба черного дыма, воя пожарных машин и лозунгов вроде «Саакашвили должен уйти!», доносившихся из динамиков на площади, создавало зловещую атмосферу. Но руководство оппозиции говорит, что силовыми методами действовать не намерено. «Мы должны повысить качество изменения власти в стране», — формулирует задачу глава Республиканской партии Давид Бердзанишвили, напоминая о том, что за весь постсоветский период в Грузии власть еще никогда не менялась мирным путем.

Президент уже пошел на небольшие уступки оппозиции — с 7 до 5% снижен проходной барьер на выборах в парламент. Но для оппозиции это не главное: на недавних местных выборах две их основные партии — Лейбористская и Республиканская — преодолели даже 10% барьер. Продолжит ли Саакашвили уступать оппозиции, будет зависеть от массовости и продолжительности народных выступлений, которые начинаются в пятницу.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (22) 1 ноября 2007
    Революция
    Содержание:
    А Ленин такой неживой

    Редакционная статья

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Реклама