Бывшим депутатам Государственной думы

Репортаж
Москва, 22.11.2007
«Русский репортер» №25 (25)
Госдума четвертого созыва была самой спокойной за всю историю российского парламентаризма. Только на последней сессии спикер Борис Грызлов признал, что она — все-таки место для политических дискуссий. Корреспондент «РР» наблюдал за депутатами, из которых добрая половина не имеет шансов вернуться на Охотный Ряд

В последний день работы Госдумы законопроекты принимались чохом: председательствующий Борис Грызлов быстро добивался нужного результата, а докладчики ему подыгрывали — некоторые вообще выступали меньше 30 секунд. Всего за полтора часа такой работы почти единогласно приняли 14 законов!

Табло упорно показывало наличие в зале около 350 депутатов, но многие, отдав соратникам свои карточки для голосования, толкались в коридорах и курилках. Для кого-то шли последние часы в этих стенах, и они суетливо бегали по третьему этажу, решая какие-то свои дела, явно не связанные с законотворчеством. В воздухе витала праздничная истерика. А пришедшие на экскурсию школьники, студенты и курсанты, как в цирке, дивились на народных избранников: «Семен, смотри — Зюганов!»

Лидер КПРФ, недавно вернувшийся из поездки по Латинской Америке красным от загара, как знамя родной партии, пребывал в отличном расположении духа: девушкам раздавал комплименты, парламентским коррес­пондентам обещал по итогам работы в Госдуме выписать премию. Впрочем, такими обещаниями Геннадий Андреевич кормит журналистов не первый год. Дежурная шутка на Охотном Ряду: «Зюганов отписал золото партии журналистам». Корреспонденту «РР» он сообщил, что самым неприятным моментом за последние четыре года был для него закон о монетизации льгот: «Единороссы своими голосами добились того, что был принят самый злой и антинародный закон, какого еще не знала история России. Нажали на кнопки и одним махом обобрали 104 миллиона граждан!»

Владимир Жириновский был сама вежливость… пока отвечал на вопросы грузинской журналистки о ситуации в Тбилиси. Но стоило корреспонденту «РР» спросить: «А что если ЛДПР не преодолеет 7-процентный барьер?» — у Владимира Вольфовича задрожали губы, и он принялся орать в телекамеры: «Хрен вам! Это такие, как вы, просто спят и мечтают, чтобы ЛДПР не прошла в Думу! А мы пройдем! Фракция будет увеличена в два или даже три раза! Но если мы не пройдем, то я завтра же возьму метлу и буду мести улицы в родной Москве». А тем временем за спиной у вождя-громо­вержца в ярко-голубом пиджаке суетился депутат Абельцев, изо всех сил стараясь попасть в объективы телекамер.

Действительно, грех было напоследок не пропиариться. Депутат Сергей Глотов, например, на все последние заседания ходил в свитере с вышитым на груди названием своей партии — «Патриоты России». А думский киноактер Владимир Семаго даже лично заглянул в журналистский зал, что у депутатов считается зазорным.

Секретарь президиума центрального совета партии «Справедливая Россия» Александр Бабаков был немного печален. Он говорил, что «эсеры» в Думу обязательно пройдут, но как-то не очень убедительно. А на прямой вопрос, чем он намерен заняться, если все же не станет депутатом, скромно сказал: «Я пришел в Думу из Московского университета, и по закону они меня обязаны восстановить в должности».

Еще более грустным казался вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин, которому в ближайшие четыре года законотворчество точно не светит (ЦИК не допустил к выборам его партию «Народная воля» из-за большого количества недостоверных данных в подписных листах. — «РР»). «А мне торопиться уже некуда. Я в следующую Думу не попадаю», — философски заметил он.

Бывший кандидат в президенты Николай Харитонов тоже, вслед за Зюгановым, поминал недобрым словом «отвратительный» и «стыдный» закон о монетизации льгот: «Я уже охрип, выступая в регионах без микрофона. У нас 74 миллиона активного работоспособного населения, но из них 55 миллионов получают зарплату до 10 тысяч. 38 миллионов пенсионеров в стране — за чертой бедности. Это капитализм с волчьим оскалом. Поэтому мы из Госдумы никуда не уйдем, а будем в пятом созыве обращать внимание на законы о социальной поддержке населения». Обрадовав этим сообщением коррес­пондента «РР», Харитонов отбыл в Новосибирскую область.

Борис Грызлов в последний раз вышел к журналистам в роли спикера и на вопрос «Вы по-прежнему считаете, что Госдума — не место для политических дискуссий?» вдруг на полном серьезе ответил: «Знаете, я много раз слышал эту фразу от вас. Но я не совсем это имел в виду. Госдума — это и есть место для политических дискуссий, я лишь хотел сказать, что в Думе недопустимы политические баталии. Мы без них обошлись».

Когда же депутаты в последний раз все вместе встали для исполнения российского гимна, журналисты в своем «аквариуме» на третьем этаже от нечего делать принялись фиксировать, все ли за четыре года выучили слова. Оказалось — не все. Большинство депутатов стояли молча. Ладно коммунисты — те по принципиальным соображениям, как всегда, молчали всей фракцией, если не считать Тамару Плетневу и Ивана Мельникова, которые успели под аккомпанемент гимна о чем-то поболтать и посмеяться. Единоросс Владимир Груздев хитрил: начинал вяло шевелить губами, только когда к нему вплотную приближался фотограф. Зато Грызлов пел истово, с воодушевлением…

Парламентские корреспонденты-аборигены тем временем травили байки про американских конгрессменов, которые, приехав несколько лет назад в Думу с официальным визитом, пришли в священный ужас от того, что в парламенте не то что пандусов и подъемников для инвалидов нет, но даже туалетная бумага в клозетах отсутствует. С тех пор Госдума изменилась: в туалетах нет уже былого беспредела, когда к писсуарам надо было пробираться по лужам, прикрытым газетками. Теперь везде новенькая плитка и сантехника. Мрамор в фойе подремонтировали, огромные люстры в несколько этажей отмыли. Иностранцы говорят: если убрать красные дорожки, Дума у нас вполне современная. Может, поэтому, отвечая на вопрос, когда же она переедет в новый парламентский центр на Пресне, Борис Грызлов сказал: «А нам и здесь неплохо работается, так что переедем нескоро».

Одно плохо: думская столовая сильно подорожала. За салат из огурцов, суп харчо, говядину с картофельным пюре и стакан киселя приходится выкладывать аж «целых» 150 рублей.

Фото: Александр Алешкин/Собеседник; Дмитрий Духанин/Коммерсант; РИА Новости

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (25) 22 ноября 2007
    Конфликт
    Содержание:
    Война труда и капитала

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Портфолио
    Путешествие
    Реклама