Война труда и капитала

22 ноября 2007, 00:00

Редакционная статья

Волна забастовок в России проходит одновременно с забастовками в Германии и Франции. Во всех трех странах требуют одного и того же — повышения зарплат в связи с ростом цен. Разница в том, что у нас забастовщики и работодатели судятся, а там запущена не только машина правосудия, но полным ходом идет переговорный процесс. Причем активную посредническую роль выполняют члены правительств — министры труда. У нас выясняют, насколько была соблюдена процедура объявления забастовки, а там ставят вопрос о конфликте интересов, пытаются понять, на чьей стороне правда — на стороне корпорации работодателей или корпорации работников.

Если наш суд вынесет вердикт о корректности процедуры, решит ли это суть вопроса? Снимет ли конфликт интересов? Убедит ли проигравшую сторону в том, что ее претензии необоснованны? Вряд ли, ведь суд — не место для переговоров, где во внимание принимаются аргументы о росте инфляции, справедливости или несправедливости распределения доходов, необходимости модернизации или расширения предприятия.

Нам еще придется пожить некоторое время с растущей инфляцией. По крайней мере, об этом говорят прогнозы экспертов и Центрального банка России. И она может стать источником новых конфликтов «труда и капитала». В числе ее жертв могут оказаться наемные рабочие, которые столкнутся с понижением покупательной способности своих зарплат. Но пострадают и бизнесмены, для которых инфляция — дополнительный налог на прибыль. Не будет в выигрыше и государство, которому придется гасить социальные конфликты.

Мы помним эйфорию первых забастовок периода распада СССР. Тогда забастовочным энтузиазмом очень умело воспользовались политические предприниматели и представители криминалитета, подчинив спонтанность незрелых социальных движений собственным интересам. Забастовки стали эффективным инструментом давления и манипуляций. Нынешние рабочие имеют другой социальный опыт. Они грамотны и не так податливы. Они уже не разрозненные атомы, а социальная сила, самоорганизующаяся в самостоятельную корпорацию. Это часть гражданского общества, а не заряженная недовольством аморфная масса людей. А когда рабочие организованы, с ними возможен диалог.

Очень скоро они сметут реликты игрушечных профсоюзов, унаследованных от социалистического прошлого. На следующем этапе, как предчувствуют сами работодатели, рабочие создадут крепкие общенациональные профессиональные союзы. Эта перспектива уже сегодня подталкивает и предпринимателей к самоорганизации. Вот так, на наших глазах, идет процесс рождения гражданского общества: формируются правила игры, появляются новые игроки, которые вполне самостоятельны по отношению к государству.

Общество становится сложнее. Но власть получает не столько новую головную боль, сколько точки опоры для современного управления — субъектов диалога и самодеятельных радетелей порядка. Как решить проблему серых зарплат? Государство теперь может положиться не только на полицейские инструменты, но и на профсоюзы, в которых обязательно найдет добровольных помощников. Как избавиться от махинаций с неуплатой налогов? Во многих случаях дотошные проф­союзные функционеры могут стать активными разоблачителями мошенничества. У государства появляются невиданные рычаги наведения правового порядка, а у бизнеса — новая среда обитания и конкуренции.

Однако, глядя на транспортный паралич Парижа или Берлина, понимаешь, что иногда забастовки могут стать и средством социального шантажа. И что сила нарождающихся у нас профсоюзов должна быть уравновешена, подчинена праву и идеологии социального партнерства.