Культурный империализм

Культура
Москва, 22.11.2007
«Русский репортер» №25 (25)
В Красноярске придумали книжную ярмарку нового типа, но издатели и писатели на ней — столичные

По проходу между выставочными стендами вприпрыжку двигался одетый во все джинсовое бородач среднего возраста и нервно бормотал: «Горожане изголодались… Горожане изголодались…» При ближайшем рассмотрении он оказался вовсе не сумасшедшим, а местным телевизионным журналистом, который репетировал «стэнд-ап».

— А что, — спросил я у красноярского коллеги, — горожане действительно изголодались?

— Конечно! Здесь же новые книжки, а в наших красноярских магазинах с ними не очень-то…

— Значит, изголодались по книгам?

— Не только, тут же еще и писатели приехали, и художники. Кстати, знаете, что здесь плохо?

— Что?

Красноярский тележурналист понизил голос:

— Я сам литератор и скажу вам, что многие были бы рады не только купить новые книги, но и показать издателям свои рукописи. Но это не запланировано. Ну, нас, литераторов, мало, а красноярцам здесь все интересно. У нас такого почти не происходит.

И он продолжил репетировать предстоящий выход в эфир, нервно расхаживая между стендами московских издательств «Три квадрата» и «Гешарим».

То, чего почти не происходит в Красноярске, называлось КрЯКК — Красноярская ярмарка книжной культуры. Ее проводил Фонд Михаила Прохорова, а придумала соучредитель фонда и директор издательства «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова. «НЛО» издает умные книги и журналы, и оттого красноярское событие не могло не приобрести сходства с главным российским смотром интеллектуальной литературы «Non/Fiction». Но на московской «Non/Fiction» очень много книг и людей и совсем мало публичных разговоров. Есть и другая крайность. На проходившем ровно год назад книжном фестивале в Новосибирске, который придумали организаторы Московского международного открытого книжного фестиваля, публику потчевали комиксами, кинопоказами, музыкой и выступлениями знаменитостей от Льва Рубинштейна и Тимура Кибирова до Ильи Стогова и Виктора Ерофеева, но там почти не было книг. КрЯКК попыталась учесть оба опыта.

Книге уже недостаточно быть только книгой, чтобы конкурировать за наше свободное время с другими носителями информации и средствами развлечения. Притом, что престиж литературы в России высок и мы по-прежнему любим читать, популярность книги, особенно если это не массовое чтиво, нужно поддерживать самыми разными средствами. О книге нужно говорить, вокруг нее должно происходить множество увлекательных событий, будь то дискуссия «Блоги как новая литература сегодня. Статус сетевой публикации», встречи с писателями, показы документального кино или возможность поместить корешок книги в свой собственный литературный «ад» или «рай» на смешной инсталляции Дмитрия Цветкова. Нужно сделать книгу поводом для самых разных разговоров, и потому программа КрЯКК состояла из трех блоков: «Книга как продукт», «Книга как искусство», «Книга как социальный институт». А поскольку путь книги от издателя до читателя долог и непрост, нужно собрать местных библиотекарей и провести с ними семинар на тему «Новая роль и имидж библиотек в современном городском пространстве».

И потому культуртрегер, даже если он преисполнен чис­того гуманитарного желания познакомить жителей провинциального города с новыми изданиями, которые почти наверняка не попадут в местные книжные магазины, должен стать немного миссионером и просто обязан воспользоваться теми инструментами, что совсем для других целей изобрел шоу-бизнес. Нужно придумать смешное название и привезти звезд. Это сработает. На встречу с Владимиром Сорокиным пришли несколько сотен человек, и сидевшая впереди меня девушка — я видел — писала эсэмэску: «Мама, я на книжной ярмарке. Тут СОРОКИН выступает!!!».

Тем более это — Сибирь. «Вот мы и приехали туда, куда не ступала нога книгораспространителя», — сказал кто-то из московских издателей. Представители издательств ехали, чтобы познакомиться с местными книготорговцами, но контакта не получилось. После круглого стола «Как отправить хорошие книги в Сибирь?» главный редактор петербургского издательства «Алетейя» Игорь Савкин сказал: «Везти сюда книги придется проверенным способом — отдавать их крупным оптовикам, “Топ-книге” и “36,6”. Местные не готовы».

Красноярск увековечен в русской литературе Евгением Поповым как «город К., стоящий на великой сибирской реке Е.». Но удивительным образом самый большой город Восточной Сибири, город, который на 80 лет старше Санкт-Петербурга, никогда не был крупным культурным центром. Университет здесь появился только в 1969 году, Театр оперы и балета и Академия музыки и театра — в 1978-м. Сегодня самые известные культурные бренды Красноярска — фантаст Михаил Успенский и уникальная для России музейная бьеннале, которую уже в седьмой раз проводит Музейный центр на Стрелке.

На открытии КрЯКК губернатор Красноярского края Александр Хлопонин сказал: «Мне очень приятно, что мой друг Михаил Прохоров оказался культурным человеком». У Хлопонина — амбиции, он создает Сибирский федеральный университет, призванный стать этаким вузом вузов, и, естественно, нуждается не только в нормальной культурной среде, но и в имидже региона с активной культурной жизнью. Но Красноярская книжная ярмарка, каким бы значительным событием она ни была, пока, скорее, импортный продукт.

Издательская, концертная, гастрольная жизнь России устроена так, что в последнее время появилось неслыханное прежде словосочетание «культурный империализм». Практически полное отсутствие горизонтальных связей и «утечка умов» в Москву приводят к тому, что регионы воспринимают себя, в соответствии с классической формулировкой, рынками сбыта и сферами приложения капитала. Разрыв между провинцией и столицей, за некоторыми исключениями, становится все драматичнее, особенно в тех сферах культуры, которые по определению консервативны и не могут переместиться в интернет. Но обвинять во всем зловредную империалистическую Москву значило бы признать собственную неготовность изменить складывающееся положение вещей. Кто узнает, что сочинил тележурналист, готовившийся произнести слова об изголодавшихся горожанах? Приехавшие из Москвы и Петербурга издатели были заинтересованы в том, чтобы продать свои книги, а не в том, чтобы найти новых авторов. Может быть, мы узнаем новое имя писателя из Красноярска позже, чем стоило бы. Но подошел ли он сам к издателям предложить свою рукопись?

На встрече с читателями Владимир Сорокин сказал: «Формат ярмарки должен быть человеческим. Франкфуртская напоминает мясорубку, ее объем таков, что человек там теряется». Человеческий объем КрЯКК позволял библиофилам и зевакам вдоволь рассматривать книги и книжную графику и внимательно слушать стихи и профессиональные разговоры. Можно сетовать, что книга уже не становится популярной сама по себе и привлечение к ней внимания требует выставок и дебатов. Но, оказывается, эта ситуация продуктивна не только для чтения как формы досуга или книгоиздания как бизнеса. От этого выигрывают и те, кто рисовал и дискутировал, — весь культурный слой. Пусть в значительной степени импорт и миссионерство, но события, подобные КрЯКК, не остаются незамеченными.

Одной из программ ярмарки были читки пьес современных драматургов актерами Красноярского драматического театра имени Пушкина. Для Олега Рыбкина, главного режиссера театра, приглашение участвовать в КрЯКК было полной неожиданностью, но он был одним из тех, кто безусловно выиграл от участия в ней: «Для театра это шанс попробовать новый жанр — читку, и не только познакомить зрителей, но и самим познакомиться с новой драматургией. Я не знаю, когда бы еще у нас появилась возможность в таком объеме познакомить артистов с современными пьесами. А то, что в программе ярмарки было больше москвичей, чем местных, так это хорошо. Миссионерство? Пускай. Пусть проповедуют и сеют. Что прорастет, то прорастет».

Фото: Илья Наймушин для «РР»

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (25) 22 ноября 2007
    Конфликт
    Содержание:
    Война труда и капитала

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Портфолио
    Путешествие
    Реклама