Смерть от любви

6 декабря 2007, 00:00

Всемирный день борьбы со СПИДом отмечается 1-го декабря с 1988 года, когда было признано, что распространение ВИЧ по планете приобрело характер пандемии

//www.liveinternet.ru/users/cahutap/post59120858/

Тема выборов тихо спадает на нет, страна припоминает, что вчера был Всемирный день борьбы со СПИДом. Куча гламурных дневничков раскраснелась вот такими вот красненькими ленточками, отовсюду слышны возгласы: «Они такие же, как и мы!», «Будьте терпимыми!», «Это касается каждого!». Как это мило, черт возьми! Примитивно, но все-таки мило.

Но вот лозунги я все-таки подправил бы доброго дела ради. «Береги себя своей головой — не доверяй это резинке!», «Лучшая защита от СПИДа — кастрация!», «На заширку — со своим шприцем!», «Случилось с кем-то — случится и с тобой!» — и звучит приятнее, и к реальности отношение имеет намного большее.

P.S. Но где-то в глубине души хочется верить в то, что люди поймут, что все-таки защищает человека от СПИДа не чистый шприц, не фирменный презерватив и не боязнь ВИЧ-положи­тельных. А защищают нас хоть какие-то моральные ценности. Подцепить — на раз, а останется на всю жизнь.

//cqdx.livejournal.com/299876.html

Когда вся прогрессивная общественность отмечает День борьбы со СПИДом, я вижу это в более реальных очертаниях. Для меня это совсем не пустые слова и лозунги.

Я встречаю людей, которые носят в себе «плюсик», как черную метку, ежедневно. Они ВИЧ-инфицированы.

Нет, я не медработник и не работаю в медучреждении. Но организация, где я имею честь впахивать, напрямую занимается проблемами СПИДа в глобальном масштабе.

СПИДоносные коллеги уже достаточно зрелые люди, и всякие рассуждения по поводу бренности бытия воспринимаются ими с определенной иронией. Уж они точно знают, от чего наверняка помрут, и случится это уже в этом десятилетии. Каждый день для них как последний. Они спешат жить, и это проявляется в каждом их движении и жесте. Иногда они забывают о своем несчастье, и это делает их
совсем иными. Они меняются на глазах. Когда все возвращается на круги своя, происходят эмоциональные всплески, которые, как правило, для здорового человека не характерны. Еще они боятся признаться даже самим себе, что диагноз не ошибочный и все, что происходит с ними, — наяву. Потом к этой мысли они привыкают и больше не задаются вопросом к самим себе: «Почему именно я?!» Обреченные, они все же пытаются выкарабкаться, надеясь на чудо, но все попытки безуспешны. День сменяется ночью, и этот постоянный внутренний страх разъедает их сущность, приближая агонию Судного дня.

Сострадание, понимание и внимание — это, пожалуй, самое дорогое, что для них теперь ценно и необходимо от окружающих. А окружающие бессильны помочь им.

Никто не застрахован от этого, но у каждого есть свой шанс — шанс выбора.

Таков наш век. Такова мерзкая правда жизни. Для кого-то слишком короткой, а для кого-то…

//mamon02.livejournal.com/25844.html

Сегодня Всемирный день борьбы со СПИДом. День борьбы за жизнь восьми тысяч ежедневно умирающих в мире от этой болезни.

Я не знаю, что такое СПИД. У меня нет ни одного знакомого, который был бы инфицирован.

СПИД для меня — это реклама презервативов и безопасного секса, листовки, которые иногда попадаются на глаза, телевизионные дискуссии и новости об открытии центров борьбы со СПИДом, фильм с Томом Хэнксом, адвокатом, которого выгнали с работы за то, что он болен, истории про наркоманов и проституток…

В СПИДе что-то есть, завораживающее мозг. СПИД — это смерть, а еще СПИД — это секс, а может, любовь. Когда я жил в Твери, я не раз слышал от молодых тверичан: «Тверь занимает первое место по СПИДу в России…» Они говорили это с какой-то тайной гордостью. Что именно это значило в их устах? Быть может, «В моем городе больше всего смерти от любви»?

Я иногда думаю: а чтобы было бы, если бы я заболел СПИДом? Я не знаю. Может быть, я уединился бы где-нибудь, чтобы не вызывать ни у кого проблем с общением, чтобы не видеть отвернувшихся друзей и знакомых, а может, написал бы книгу про счастливую жизнь, которая не состоялась, и, наверное, не закончил бы ее, потому что умер.

Мне жаль. Мне жаль всех тех, кто болен или инфицирован. И хотя говорят, что жизнь продолжается, но, по-моему, это больше похоже на то, что ты упал с кораб­ля в море и, конечно, можешь какое-то время побарахтаться, но жизнь твоя уже не та. В любом случае держаться и барахтаться — это тоже жизнь. Пойду куплю презервативов побольше.