Страна без чемпионов

Спорт
Москва, 20.12.2007
«Русский репортер» №29 (29)
Спад — это самое мягкое слово, которым можно охарактеризовать сегодняшнее состояние отечественного фигурного катания. Слова «вакуум» и «провал» подходят чуть больше. В тот момент, когда поколение Ягудина и Плющенко покинуло лед, Россия осталась без чемпионов

Вконце ноября в Москве проходил этап мирового Гран-при по фигурному катанию, который не показал ни один государственный телеканал. Зато в то же самое время по «Первому» продолжалось театрализованное шоу с участием фигуристов и звезд сцены. Рейтингам этой передачи можно только позавидовать. Зрители ее действительно любят, предпочитая настоящему спорту эрзац, игру. Может быть, по той причине, что радоваться за наших фигуристов сейчас не приходится: на чемпионате мира 2007 года россияне впервые за 45 лет остались без единой медали. Так плохо наши спортсмены не выступали никогда. Для страны, чья школа фигурного катания славится на весь мир, такой результат — позор. Причем это не разовый провал. Следующий год также не обещает ничего хорошего.

Такая ситуация для нашей страны в новинку. Начиная с Олимпийских игр 1964 года в Инсбруке, когда Людмила Белоусова и Олег Протопопов стали первыми в парном катании, советские, а после и российские фигуристы, выступавшие в этой дисциплине, считались самыми сильными в мире. Безраздельно господствовали наши спортс­мены и в танцах на льду, появившихся в программе Олимпиад с 1972 года.

Чуть хуже обстояли дела у россиян в одиночном катании. Женщинам олимпийское золото так и не покорилось, зато у мужчин на Играх 1992 года в Альбервиле высшую награду впервые завоевал Виктор Петренко из объединенной команды СНГ. А дальше одна за другой последовали победы Алексея Урманова, Ильи Кулика, Алексея Ягудина и Евгения Плющенко.

Громкие успехи россиян на мировом льду привели к запоздалому осознанию того, что за спинами чемпионов образовалась пугающая отсутствием молодых талантов пустота. На последней Олимпиаде в Турине россиянам довелось пережить, вероятно, последний триумф перед долгим безвременьем. Завоевавшие золото Евгений Плющенко, Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин, Татьяна Навка и Роман Костомаров, а также бронзовый призер Ирина Слуцкая после Игр объявили о завершении спортивной карьеры.

А дети где?

И неожиданно оказалось, что, нацеливаясь на золото, можно рассчитывать только на молодой танцевальный дуэт Оксаны Домниной и Максима Шабалина. В трех других дисциплинах наши лучшие фигуристы в рейтинге Гран-при не поднимаются выше пятого места. По мнению главы Федерации фигурного катания на коньках Валентина Писеева, корни этой проблемы нужно искать в 90-х годах прошлого века. «В то время людям было не до фигурного катания — думали, как выжить. Закрывались детские спортивные школы, обучение во многих секциях стало платным. А главное: тренеры уезжали за границу, — говорит Писеев. — По официальной статистике, только в США сейчас работают 186 российских специалистов. И хотя сегодня у нас уже вовсю строятся спорт­школы и катки с искусственным льдом, в США или Канаде их в сотни раз больше».

Такое объяснение выглядит наиболее правдоподобным. Фигурное катание, как и любой другой вид спорта, — это тяжелый труд, приносящий результат в отдаленном будущем. Глядя, как во время шоу на коньки встают актеры, певцы и прочие известные личности, мамы и папы начинают думать, что можно за несколько месяцев сделать из их ребенка звезду. В фигурном катании бум. По словам Валентина Писеева, количество желающих заниматься в секциях увеличилось в 2–3 раза. Так что, лет через восемь россияне вернут себе лидирующие позиции.

Но пока будущие звезды в лучшем случае собирают со льда цветы и мягкие игрушки после прокатов известных фигуристов. А между тем кто-то продолжает выступать на этапах Гран-при, чемпионатах мира и Европы. Это талантливые ребята, и на некоторых из них возлагаются немалые надежды.

Страна восходящего солнца приходит на помощь

По крайней мере это можно сказать о Юко Кавагучи, выступающей в паре с Александром Смирновым. Беспрецедентный для нашей страны случай — японка в национальной команде. Правда, пока что Кавагучи не получила российского гражданства, а значит, не может принимать участие в Олимпиаде. Однако за этим дело не станет, считает тренер Тамара Москвина, воспитавшая четырех олимпийских чемпионов. Кавагучи и Смирнов катаются вместе уже два года, и их прогресс очевиден. В этом году пара попала на финал Гран-при в Турине, что, без сомнения, стало для них большим достижением.

В Италии выступят и два наших танцевальных дуэта. Первый — Оксана Домнина и Максим Шабалин. Волноваться за их будущее вроде бы нет причин. Серебряные призеры чемпионата Европы — 2007, бронзовые призеры прошлогоднего финала Гран-при вовсе не собираются останавливаться на достигнутом. Второй российской паре — Яне Хохловой и Сергею Новицкому — прочит славу известный тренер Александр Жулин. По его мнению, произвольный танец учеников Александра Свинина и Ирины Жук в ближайшее время произведет фурор. «Унас по-прежнему очень сильные позиции в танцах, — утверждает Жулин. — Дуэт Домниной и Шабалина — это красота линий, мягкое катание. Пара очень эффектная, статная, отлично смотрится. Правда, арбитры сейчас обращают мало внимания на композицию программы, на то, как люди выглядят на льду, на линии, на культуру танца. Этот вид спорта становится совсем другим».

А вот где по-настоящему остро ощущается нынешний провал, так это в одиночном катании. После ухода Евгения Плющенко никто так и не смог приблизиться к его результатам. За место в основном составе сборной с переменным успехом борются Сергей Воронов и Андрей Грязев, стараются улучшить свои показатели Сергей Добрин и?Андрей Лутай. Лутай — ученик Алексея Мишина, воспитавшего Плющенко. Работа со столь опытным наставником — хорошая база, но вовсе не гарантия побед. Сам тренер убежден в том, что «серийное производство» чемпионов невозможно. Видит он и более глобальные проб­лемы. «Фигурное катание переживает системный кризис, из которого надо выходить совместными усилиями. К тому же все наши разработки достались соперникам», — говорит тренер.

Сейчас Алексей Мишин работает сразу с несколькими перспективными юниорами. Это Дмитрий Беляков, Екатерина Гербольдт, Ксения Доронина. Отдельного разговора заслуживает Артур Гачинский. Сейчас этому мальчику лишь 14 лет, но для него уже делают исключения. В прошлом году он принял участие в чемпионате России, что противоречило всем правилам Международного союза конькобежцев, согласно которым к чемпионату допускаются лишь фигуристы, достигшие 16 лет. Сложно сказать, что сейчас Артуру удается лучше — позиционирование себя как будущего спасителя отечественного мужского катания или само катание. Вероятно, чувствовать себя чемпионом, еще им не став, — та стратегия, которая психологически поможет юному фигуристу. Несколько лет назад мальчик твердо заявил, что станет олимпийским чемпионом. Ну что ж, никто не против.

А вообще Артуру прочат славу Плющенко. Уже сейчас он очень артистичен и делает все тройные прыжки. В этом году Гачинский добился прекрасных результатов в юниорском Гран-при. Впервые приняв участие в этом турнире, он сразу же попал в финал, где может стать единственным представителем России среди юношей. О победе речи не идет, но такой опыт не может пройти бесследно.

Иная картина в женском одиночном катании. В нашей стране оно всегда было самой слабой дисциплиной, а сейчас, когда конкуренция в мире многократно возросла, и вовсе перестало приносить победы. Неожиданностью стало исключение из состава сборной Елены Соколовой. Серебряный призер чемпионата мира, обаятельная и талантливая, но катастрофически нестабильная фигуристка не оправдала надежд Федерации фигурного катания. На смену ей никто не пришел. По словам Валентина Писеева, проблема в том, что «спортсменок много, но настоящей звезды среди них нет».

Возвращение королей?

Кризисная ситуация стала всерьез беспокоить руководителей Федерации. Выход нашли один — вернуть на время в команду поколение победителей. Пообещали пересмотреть свое решение Евгений Плющенко и Алексей Ягудин, забрезжила надежда вновь увидеть на льду Татьяну Тотьмянину и Максима Маринина.

Специалисты относятся к этому по-разному. Начать с того, что не все в это верят. Например, Александр Жулин по собственному опыту знает, с какими нагрузками придется столкнуться спортсменам. Готовы ли они пожертвовать своими планами?

Алексей Мишин уже заявил, что поможет Евгению Плющенко вернуть оптимальные кондиции. По его стопам готова была пойти и Татьяна Тарасова, тренер Алексея Ягудина, который ради возвращения на лед даже решился на операцию по замене тазобедренного сустава. Но надеждам зрителей на возрождение захватывающего соперничества Ягудина и Плющенко не суждено было сбыться. В начале декабря Ягудин отказался от идеи возвращения в любительский спорт по состоянию здоровья. «Сначала восстановление шло хорошо, но потом организм начал “ломаться”, — рассказал Алексей на презентации своей автобиографической книги “НаPROлом”. — Не прооперированный сустав — эта “железяка” уже не сломается, — а все остальные части тела. Три недели назад во время тура в Германии меня вообще вынесли со льда: я не смог завершить выступление. Так что с сожалением могу сказать, что возвращение в большой спорт для меня уже невозможно».

Судейство для конкурентов

Пока наши звезды отдыхали от спорта, конкуренты оттачивали мастерство. Привычная география стран — лидеров фигурного катания теперь существенно изменилась. Сегодня самые сильные фигуристы планеты живут в Азии и частенько даже не умеют говорить по-английски. На пресс-конфе­рен­ции после победы на этапе Гран-при в Москве кореянке Ю На Ким помогали общаться с журналистами сразу два переводчика. Один переводил вопрос на английский, а второй — с английского на корейский. И хотя интересного разговора с 17-летней фигуристкой не получилось, ее достижения это нисколько не умаляет. А поскольку на тренировки у нее уходит большая часть жизни, учить языки ей некогда.

Однако, хотя Ю На Ким считается одной из талантливейших фигуристок планеты, на чемпионате мира 2007 года она заняла лишь третье место. А первое и второе достались японкам Мики Андо и Мао Асаде. Европейские и американские спортсменки даже близко не смогли подобраться к соперницам из Азии. Китайская монополия образовалась в парном катании, где призовые места делят между собой Ксю Шен / Хонгбо Джао, Кин Панг / Чжан Тонг, Дан Чжанг / Хао Чжанг.

Своими успехами азиатские фигуристы во многом обязаны новой системе судейства, которую ввели после скандала на Олимпиаде в 2002 году. Количество арбит­ров возросло с 9 до 14, а баллы выставляются отдельно за каждый технический элемент, имеющий свою градацию сложности. В целях соблюдения объективности компьютер в произвольном порядке выбирает лишь 7 оценок из 14.

Из-за этой системы фигурное катание, которое можно считать не только спортом, но и искусством, свелось к математике и сухому расчету. Иногда возникают и абсурдные с точки зрения здравого смысла ситуации. Так, один из самых сложных элементов — четверной прыжок оценивается ниже, чем каскад из двух тройных, который выполнить куда проще. К тому же оценка за артистизм отошла на второй план, что как нельзя больше устраивает китайских и японских фигуристов.

О том, что новая система судейства далека от совершенства, говорят уже несколько лет, рано или поздно ее наверняка изменят, но пока тренерам и фигуристам приходится с ней мириться.

Успеть до срока

Пристальное внимание к ситуации в зимних видах спорта далеко не случайно: впереди Олимпиада в Сочи. И если мы не хотим на домашних Играх остаться без высших наград в традиционно «нашем» виде спорта, беспокоиться нужно уже сейчас. Для фигурного катания 7 лет не такой уж большой срок. Будущим олимпийцам сейчас уже больше десяти лет, но предугадать, «выстрелит» ли кто-то из них, пока невозможно. Алексей Ягудин стал олимпийским чемпионом в 21 год, Евгений Плющенко — в 23. И это не было неожиданностью. В успех этих фигуристов вложили душу и время настоящие мастера.

Кстати, если уж говорить о вложениях, не стоит забывать и о другой стороне фигурного катания — финансовой. Конечно, затраты в этом виде спорта несравнимы с теннисом, но для обычного юниора и они представляют значительную сумму. Михаил Мишин привык смотреть на вещи трезво: «После Олимпиады в Турине команда потеряла лидеров, что стало настоящим ударом. Сегодня российскому фигурному катанию необходима серьезная поддержка. Приведу только один пример: для того чтобы поставить произвольную программу, нужно $10 тыс. Может быть, стоит принять федеральную целевую программу по развитию фигурного катания?»

И все же, хотя проблемы в российском фигурном катании вполне серьезные, положительный момент состоит в том, что они больше не замалчиваются. Тренеры не перестают подсказывать пути улучшения ситуации. А кто предупрежден, тот вооружен. Сроки пока не поджимают, но, получится ли не пустить все на самотек, неизвестно. Выбраться из кризиса еще можно. Удастся ли использовать этот шанс?

Фото: Imago/Russian Look; ИТАР-ТАСС; Станислав Левшин; Reuters

В коньках Евгения Плющенко искали наркотики

В Москве милицейский патруль остановил машину Евгения Плющенко. Стражи порядка обыскали водителя, потом самого Плющенко, его парт­неров по бизнесу и машину. На всякий случай проверили кар­маны и даже коньки фигуриста. Обыск продолжался около 20 минут, после чего милиционеры разрешили ехать дальше.

Коньки ближе к телу

У профессиональных фигуристов есть правило постоянно носить коньки с собой, так как известны случаи, когда накануне старта лезвия конкурентов пытались затупить, а то и вовсе украсть. Однако, садясь в самолет, спортсмены вынуждены отправлять коньки в багаж. Это не просто перестраховка: Елене Соколовой рассекли голову ее же коньки, выпавшие с полки для ручной клади во время прохождения самолетом зоны турбулентности.

Технология спорта: коньки для фигурного катания

Лезвия коньков изготавливаются из стали с хромоникелевым покрытием и имеют несколько зубцов в передней части (с их помощью легче выполнять прыжки, спирали и вращения).

Радиус заточки лезвий составляет от 11 до 15 мм — по глубине «канавки» (так называют выемку, идущую от одного края полоза к другому).

Она создает два четких ребра — внутреннее и наружное, которые и обеспечивают коньку устойчивость. Поэтому смысл заточки не только в том, чтобы заострить лезвия, но и в том, чтобы восстановить желобок, который за время тренировок выравнивается.

Танцевальные модели ботинок мягче, ниже, имеют укороченный «задник». Лезвия меньше по длине и уже, чем у одиночников, с менее выраженными зубцами.

Ботинки для фигурного катания делают из натуральной кожи. Шнуруются они слабее у носка, плотнее в области подъема ноги и снова слабее в области верхних крючков.

Коньки должны точно подходить по размеру, удобно сидеть на ноге и плотно облегать голеностоп во избежание травм.

Золотые коньки Ирины Слуцкой

Слухи о том, что наша фигуристка использует коньки с золотыми лезвиями, появились после Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, когда один российский бизнесмен подарил фигуристке большую медаль из чистого золота. На самом деле позолоченные лезвия коньков Слуцкой производит по индивидуальному заказу известная канадская фирма.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №29 (29) 20 декабря 2007
    Преемник
    Содержание:
    Все ли воруют

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама