Водители на нарах

24 января 2008, 00:00

После того как начали действовать поправки в Кодекс об административных правонарушениях, за решеткой оказались 3 тысячи автомобилистов. И хотя сажают только тех, кто оказался за рулем без прав и пьяным, новые меры повышают «взяткоемкость» нарушений

Итог первых двух январских недель получился ошеломляющим: за решеткой очутились 3 тысячи человек. В «передовики» вышли Южно-Уральск и Тюмень. А глава Республики Алтай Александр Бердников забеспокоился, что водителям-сидель­цам не хватит мест в тюрьмах, и распорядился до конца года со­орудить новый острог.

Подправленная 12-я глава Кодекса, конечно, сурова. Но нельзя сказать, что несправедлива. Административный арест полагается далеко не всякому нарушителю, только злостному. Тому, кто сел за руль, будучи уже лишенным права управления. Водителю, у которого прав уже или еще нет и при этом он нетрезв или отказывается пройти медицинское освидетельствование. А стало быть, тоже, вероятнее всего, пьян. Казалось бы, чего проще: если отобрали удостоверение, не садись за руль. Нет прав, да еще выпил — тем более не садись. А не то тебя посадят.

Но известный адвокат и депутат Госдумы Леонид Ольшанский уверен, что новые наказания чрезмерны. А главное, они повышают «взяткоемкость» дорожных нарушений. По сведениям экспертов, близких к структурам ГИБДД, при прежнем КоАПе нетрезвому (но с правами) за рулем встреча с гаишником в столице стоила 15 тыс. руб­лей. Теперь дорожные правоохранители просят 50 тыс. Притом что законное наказание не изменилось — все то же лишение водительского удостоверения на 1,5–2 года. Просто водителей пугают перспективой отсидки. А нетрезвые граждане, не вдаваясь особенно в детали законодательства, отстегивают за собственное спокойствие. Разумеется, откупиться от заслуженного ареста встанет еще дороже.

Сотрудники ГИБДД, напротив, выказывают всяческое удовольствие по поводу новых наказаний. Хотя легального финансового интереса у них не осталось: увеличенные штрафы за нарушения ПДД будут теперь отходить не в бюджет их организации, а на счета Федерального казначейства. Формально радость гаишников объясняется тем, что за первые две недели января серьезно снизилось число ДТП и количество смертей на дорогах. Руководитель ГИБДД Подмосковья Сергей Сергеев сообщил, что на его территории количество аварий сократилось на 38%, а жертв — на 62%. В среднем по стране, говорят федеральные начальники, происшествий стало меньше на треть. На самом деле первые статистические данные появятся в ГИБДД только по итогам квартала, а широкой общественности станут известны не раньше мая. Так что пока рапорты на пресс-конференциях выглядят как чиновничий пиар, а проверить их нет никакой возможности.

Но есть ли смысл сокрушаться по поводу коварства нелюбимой в народе структуры и мощи ее законодательного лобби? Пожалуй, нет, и по нескольким причинам. Водители не хотят видеть рядом с собой на дороге нетрезвых людей за рулем. Никому из нас не нравится, когда кто-то летит в лоб по встречной — все равно, куда он спешит: на свидание с Дженнифер Лопес или на подписание дорогого контракта. Не всем нравятся ремни безопасности и старательно нарисованная двойная сплошная при въезде во двор. Но бороться с «взяткоемкостью» можно только одним способом — соблюдая правила.

Эксперты расходятся во мнении о том, как долго продлится нынешняя кампания по отлову всякого рода нарушителей. Некоторые говорят, что рвение гаишников по­утихнет к апрелю. Другие уверены, что запала хватит на год. Возьмем по максимуму, пусть будет год — за это время водительские привычки могут измениться. Пристегнемся, поедем в населенном пунк­те со скоростью 60 км/ч, отстоим в пробке, не выезжая на обочину или тротуар. Доедем до разрешенного разворота. И пусть гаишники живут на одну зарплату! А пьяные и лишенные прав драйверы боятся попасть на нары.