Нация национальностей

24 января 2008, 00:00

От редакции

К народам надо относиться как к стихиям и фактам природы, говорил первый русский политический эмигрант Александр Герцен, намекая на то, что национализм так же неустраним, как и человеческие различия. Люди ищут признания, а потому настаивают на своей уникальности, утверждают свой образ жизни и коллективные ценности. Иначе и быть не может. Но эта же национальная гордость может стать причиной большого социального зла, когда этническое различие превращается в организованную ненависть, а неприязнь сплачивает одну группу людей против другой.

На эту опасную двойственность обратил внимание другой русский литератор, Петр Вяземский, когда сказал: «Люблю народность как чувство, но не признаю ее как систему». В нашей многонациональной стране этническая враждебность, к сожалению, стала системой. Очень часто люди видят, что их образование, карьерные возможности, материальное благосостояние, социальный престиж ограничены их этническим происхождением. Системный характер национализма проявляется не только в ущемлении малочисленных народов, но и в дискриминации русских в регионах, где доминируют другие национальности. Но когда русских оттуда выдавливают и вынуждают уехать, они в свою очередь становятся шовинистами.

Конечно, изоляция национальных миров — наследие распада советской империи. Национализм сыграл свою позитивную роль, помогая соплеменникам создавать сети солидарности. Но одновременно выросла экономическая и политическая мощь узкого слоя национальных элит. Именно их стремление сохранить завоеванную собственность и позиции в хозяйстве регионов придало антирусской враждебности системный характер. Республики превратились в вотчины немногочисленных семейных кланов, контролирующих самые привлекательные активы и собственность — нефть, туризм, пищевую промышленность. И любая попытка навести там порядок наталкивается на клановую мобилизацию, на обвинение федерального центра в лучшем случае в незнании местной специфики, а в худшем — в великорусском шовинизме.

Но от вотчинных режимов в национальных республиках проигрывают не только русские меньшинства, но и этнические «большинства». Регионы изолируются, становятся дотационными, лишаются кадровой подпитки, деградируют в архаику. Развитие страны в целом становится неравномерным, экономическое неравенство между регионами усиливается. Несмотря на то что внутри России не существует таможенных границ, что формально существует общий рынок, эгоистические интересы местных элит порождают такой абсурд, как экономический протекционизм — принуждение торговать в республиках только собственной продукцией.

Между тем условием сохранения роста, который переживает сегодня Россия, может быть только открытость, а не изолированность. Сознание единой нации россиян должно быть сильнее и выше любых национализмов.