Преступление и наказание

Актуально
Москва, 14.02.2008
«Русский репортер» №5 (35)
В Санкт-Петербурге про­изошло убийство, которое может занять почетное место в ряду громких питерских преступлений, ставших барометром общественного мнения целой эпохи, — вроде выстрела Веры Засулич в генерал-губернатора Трепова в отместку за высеченного студента Боголюбова в 1878 году. Стрелявшая была оправдана судом при полном одоб­рении общественности

В  новогоднюю ночь бывший боксер Александр Кузнецов в своем подъезде убил студента Бахтишода Хайриллаева. Кузнецов вызвал милицию и рассказал, что вместе с 8-летним пасынком Мишей пошел на улицу запускать петарды, но тот потерялся. А когда после часа безуспешных поисков мужчина зашел в подъезд, то увидел там разбросанную одежду сына, а потом и его самого. На мальчике со спущенными штанами сидел насильник, которого Кузнецов в состоянии аффекта насмерть забил кулаками.

История вызвала огромный резонанс. Люди горячо поддержали Кузнецова. На сайте vkontakte.ru организовалась группа из нескольких тысяч человек, собирающая деньги на оплату адвоката для Кузнецова. Питерские депутаты попросили прокуратуру назначить ему судмедэкспертизу, суд отпустил его под подписку о невыезде, телевидение устроило ему телемост с убийцей швейцарского авиадиспетчера Виталием Калоевым, а представитель Московского патриархата протоиерей Всеволод Чап­лин сказал, что его чувства «можно понять — и, думаю, простить».

Между тем в деле всплывает все больше вопросов. Кузнецов был ранее судим за хранение наркотиков, а сейчас находится под следствием за их сбыт. Бабушка Хайриллаева говорит, что его отец запирался с маленьким сыном в темной комнате, откуда мальчик выходил в слезах и дрожал. По мнению психологов, здесь могут крыться причины развития педофилии, но все, кто знал Хайриллаева, утверждают, что педофилом он быть не мог. По словам Кузнецова, он, увидев насильника, сначала позвонил в милицию, а уж потом стал его бить. Однако приехавшая милиция не нашла в подъезде никакой детской одежды. Хайриллаев был одет. Мобильник, с которого убийца звонил в милицию, исчез. Друзья Хайриллаева, отмечавшие с ним Новый год в соседнем доме, говорят, что в ту ночь его увела какая-то женщина, а перед этим на улице им бросал под ноги петарды мальчик, похожий на сына Кузнецова. В общем, можно предположить, что все было не так, как рассказал убийца, — ведь свидетелей произошедшего, кроме его 8-летнего сына, нет. В этом еще только предстоит разбираться следствию и суду.

Тем страшнее, что очень многим уже все ясно: Кузнецов — герой, и так должен поступать каждый. Основание — слова убийцы, тысячекратно усиленные СМИ. Это дело наглядно показало устрашающую власть СМИ над общественным мнением. В считанные дни они подняли миллионы людей фактически на самосуд. Во все времена существовали «волшебные слова», произнеся которые преступник мог в глазах огромного количества людей сразу поменяться местами со своей жертвой: «она — ведьма», «он — ритуальный убийца детей». Сегодня кодовое слово — «педофил».

Впрочем, одного правильно подобранного слова и подхвативших его СМИ недостаточно, чтобы масса обычных людей до суда назвала убийцу героем. Помогли шовинизм и несовершенство законов. Человека с чужой труднопроизносимой фамилией, даже если он наполовину русский, всегда проще счесть педофилом или еще каким-нибудь изувером. К тому же педофилам у нас дают несправедливо маленькие сроки. Так считают почти все. В такой ситуации любой человек, заявивший, что он убил педофила, будет восприниматься как герой, на свой страх и риск «за всех за нас» восстановивший справедливость. Так что Александра Кузнецова вполне может ждать судьба оправданной ко всеобщей радости Веры Засулич.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (35) 14 февраля 2008
    Дети и секс
    Содержание:
    Секрет в любви

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Фотополигон
    Реклама