Суверенная медицина

Сцена
Москва, 21.02.2008
«Русский репортер» №6 (36)

Больного должен лечить врач. А здоровый обойдется и без лекарств. И уж точно — без агрессивной рекламы, убеждающей, что каждый из нас болен и непременно нуждается в целебном порошке. Вроде бы это очевидно. А раз так, можно было бы, например, запретить продажу без рецепта большинства наименований лекарств (и добиться исполнения запрета), как это сделано во многих странах.

Вот только у нас это приведет к тому, что сплошь и рядом рецепт-то у больного будет, но окажется, что лекарство помогает ему, как мертвому припарки, хотя выписавший его врач руководствовался списками и рекомендациями вышестоящих органов. Еще чаще, чем сейчас, станут исчезать из продажи целые группы препаратов, причем с трагическими для больных последствиями. Граждане, занимающиеся самолечением, понесут свои деньги шарлатанам, и рынок лекарств рухнет.

Дело вовсе не в «заговоре фармацевтов» — фармакологические компании везде стремятся к прибыли, у них работа такая. И медицинская реклама всегда отличалась изобретательностью: в XIX веке в Британии, к примеру, в качестве средства от женской истерии рекламировался вагинальный врачебный массаж. Проблема в том, что медицинская система у нас очень слаба, и поэтому государственные регулирующие органы и врачи часто оказываются коррумпированы, что, в свою очередь, ускоряет распад системы здравоохранения. Получается порочный круг.

В США фармакологические гиганты точно не слабее наших. Но они не могут сделать врача агентом по продаже, потому что там врач — одна из самых высокооплачиваемых профессий.

Нет идеальных систем здравоохранения. Везде существуют и риск картельного сговора, и хитрые способы маркетинга, и гипердиагностика, вытягивающая деньги из пациентов. Но от крайних форм безобразий защищает то, что и фармакологи, и врачи, и страховщики, и пациенты чуть что бегут в суд. А правильно отстроенные сдержки и противовесы дают возможность всем этим нормально управлять.

Но разве могут наши врачи и пациенты тягаться с фармацевтическими компаниями? Врач у нас слаб, потому что беден и зарегламентирован. Пациент — потому что карточка обязательного страхования не гарантирует ему не только человеческого обращения, но и вообще ничего, кроме того, что врач вроде бы обязан его принять. Государственные чиновники, пытающиеся навести порядок хотя бы в лицензировании лекарств, тоже слабы, потому что у компаний подчас более высокие связи и уж точно более ясные цели.

История о «заговоре фармацевтов» на самом деле не про заговор, и не только про рынок лекарств, а про всю нашу медицинскую систему. Можно и нужно отдельно разбираться, почему государство рекомендует лекарства, которые не лечат, а с рынка исчезают жизненно важные препараты. Да и наиболее агрессивные виды рекламы лекарств и тем более биодобавок можно ограничить. Но ситуацию не переломить, пока не появится сама система и прежде всего профессиональный, много и легально зарабатывающий доктор. Без этого мы обречены глотать все больше все более вредных таблеток.

Но будущее системы здравоохранения пока только начинает обсуждаться, а нам остаются лишь локальные «профилактические» меры. Стоит поискать хорошего врача, которому можно доверять. Кто-то уже имеет знакомства среди медиков, кто-то в состоянии платить семейному доктору, да и работодателю неплохо было бы позаботиться о квалифицированной врачебной помощи своим сотрудникам. Конечно, ни семейный, ни корпоративный доктор не вылечит «от всего», но дать рекомендации и помочь найти хорошего врача-специалиста он наверняка сможет. Ведь классные специалисты-то у нас есть. Нет только системы, обеспечивающей доступ к ним нас — населения.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №6 (36) 21 февраля 2008
    Лекарства
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама