Гуру в Олимпиадах не участвуют

Спорт
Москва, 21.02.2008
«Русский репортер» №6 (36)
Одна широкая доска лучше, чем две узких. Сноуборд стал для тысяч россиян любимым досугом, а для некоторых — основной профессией. Снежная доска принесла им славу и деньги. С одним из самых известных профессиональных сноубордистов России Дмитрием Фесенко побеседовал корреспондент «РР»

Сегодня тебя называют одним из самых известных сноубордистов в мире. Как ты этого добился и как поддерживаешь такую репутацию?

Я могу сделать то, чего не могут другие. Профессионал — это не любитель: просто кататься на время ему неинтересно. Люди, которые связаны со сноубордингом — увлекаются им либо разбираются профессионально, — отлично понимают, что есть два вида соревнований. Есть линия официального спорта — Кубок мира, чемпионаты, Олимпийские игры. А есть коммерческие турниры, участники которых показывают высший пилотаж. Это очень трудно объяснить людям со стороны. Сегодня сноубординг ставят в один ряд с такими видами спорта, как горные лыжи, теннис, биатлон и другими. Это неправильно. Сноубордистские соревнования совсем другого плана. В них изначально заложена другая идея. Голы, очки, минуты для настоящих профессионалов неважны.

А что же важно?

Важно понимать, что сноубординг не спорт. Это образ жизни. В спорте определяющую роль играет результат. Здесь же он совершенно неважен. Последние соревнования, которые я выиграл, проходили в 2000 году. Но при этом мой нынешний рейтинг гораздо выше. Трюки, которые я делаю сейчас, намного сложнее прошлогодних и неизмеримо труднее тех, какие я делал в начале карьеры. Цель — показать, что в принципе в состоянии сделать сноубордист, доказать, что это не просто спорт, а акробатика плюс адреналин.

То есть твоя задача — пропагандировать сноубординг?

Понимаешь, людей, которые занимаются не спортом как таковым, а продвижением сноубординга, всего сотня во всем мире. На их именах сноубординг раскручивается как бренд. Еще раз хочу подчеркнуть, что уже давно не стремлюсь к тому, чтобы выигрывать соревнования. Это — для амбициозной молодежи. Хотя мне всего 26 лет, я уже давно всем в мире доказал, что могу выигрывать. Если сегодня мне и случается принимать участие в соревнованиях, то только для того, чтобы поднять статус самого мероприятия.

Но когда-то и ты был совсем молодым. Как вообще состоялось твое знакомство со сноубордом?

Очень просто. С четырех лет я катался на горных лыжах. Мама спросила однажды: «Хочешь кататься?» — «Хочу!» Пошли на горку, записался в секцию. Объезжать палочки и вешки мне совершенно не нравилось и не получалось. Я постоянно пытался прыгать с маленьких кочек, а это не нравилось тренеру: «Дима, тренируйся прыгать в свободное время». В 1995 году моя семья скопила достаточно денег, для того чтобы купить мне наконец новые крепления, лыжные ботинки, лыжи — в общем, полный комплект. Тогда они только-только появились в России. Пришли в магазин и вместо лыж купили… сноуборд. Это был самый конец сезона. Я успел только немного покататься. А в следующем году познакомился с уже известными на тот момент профи — короче, попал в тусовку. Как-то втянулся. Через год у меня уже появились первые спонсоры. Стал ездить по соревнованиям. Тогда было много коммерческих турниров, где можно было не только денег заработать, но и имя себе сделать.

Если ты не принимаешь участие в соревнованиях, то как можешь оценить собственный статус?

Достижением для меня сегодня можно назвать интервью в каком-нибудь большом издании. К примеру, в американском Transworld Snowboarding. Соревнования меня привлекают скорее как тусовки, но собраться, потратить множество сил на подготовку и выиграть — совсем неинтересно. Да, я участвую в турнирах, но для меня это просто шоу. Я красиво прыгаю, получаю за это заработную плату, но не ставлю цели победить. Хотя и могу.

К тому же я не имею права рисковать своим здоровьем просто так. Настоящее происходит обычно не прилюдно, а когда мы втроем — я, фотограф и оператор. Например, поехали мы с главным редактором журнала On Board на первый снег в Австрию. Я катался, увидел опасное

место, прыгнул. Приземлился между деревьев — там и места практически не было. Смертельно опасно, зато очень красиво. Вот такой риск оправдан. Фото, возможно, пойдет на обложку одного из европейских журналов. При этом уважение сноубордистского сообщества будет выше, чем, если я, допустим, выиграю чемпионат России. Потому что это очень сложно, это демонстрация моего стиля. Да и спонсоров, которых я представляю, такие победы рекламируют куда лучше.

В первую очередь на сноубординге зарабатывают именно спонсоры?

Конечно. Компании, производящие оборудование. Но они дают зарабатывать профессионалам. Если человек интересен публике, как, например, я, то компании хотят ассоциироваться с его именем. Такая система дает возможность развиваться этому виду спорта. У человека есть достойная зарплата, он может спокойно заниматься своим делом в хороших условиях.

Тем не менее сноубординг — олимпийский вид спорта, существует и сборная России...

Гуру мирового сноубординга в Олимпиаде и соревнованиях национальных сборных никогда не участвуют. Изредка, конечно, бывают исключения, но лишь в том случае, если страна платит им большие деньги. Вообще-то я давно с этим не сталкивался. Возможно, сейчас уже всем что-то платят. Но я абсолютно уверен в том, что это совсем не те деньги, которые следует платить за нашу работу.

Я люблю свою страну и готов отстаивать ее честь на соревнованиях. Но поскольку в настоящий момент за это не платят, то у меня просто нет возможности помогать своей стране. Поэтому я участвую в других проектах — коммерческих соревнованиях, съемках фильмов, рекламе, которые дают мне возможность существовать на достойном уровне. Собственно, только это и есть профессиональный сноубординг.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №6 (36) 21 февраля 2008
    Лекарства
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама