Смерть обаятельного махинатора

Актуально
Москва, 21.02.2008
«Русский репортер» №6 (36)
Бадри Патаркацишвили выстроил бизнес-империи сначала в России, а потом в Грузии, и нажил себе массу врагов, самым главным из которых стал Михаил Саакашвили. Поэтому его внезапная смерть дала массу поводов для пересудов

Мне в России предлагали пост министра экономики, когда я там жил. Потому что у меня 50 человек лучших экономистов работали. Я целый институт создал, который занимался тем, как законы обойти, — в разговоре с начальником спецдепартамента МВД Грузии Ираклием Кодуа в декабре прошлого года Бадри Патаркацишвили был очень откровенен. — Какие тогда законы государство принимало? Когда принимало, я выступал и говорил, каким путем надо идти, чтобы обойти закон, ничего при этом не нарушить и цели достигнуть. Многие из тогдашних новых схем в России мной придуманы. Ну, когда Путин пришел, он мне предложил занять пост министра экономики. Я ему ответил: ты что, с ума сошел? На хрен мне пост министра, мне деньги нужны, бизнес-заказы нужны…» Наверное, в этом была его особенность: до последнего времени он никогда не стремился во власть, но всегда пользовался близостью к ней для того, чтобы делать деньги. Большие деньги.

Бадри Патаркацишвили умер в своем доме в предместье Лондона в минувшую среду. По главной версии — от ишемической болезни сердца. Британская полиция не исключает насильственную смерть, но уже отвергла версию об отравлении радиоактивными элементами вроде полония. Теперь проводятся тесты на присутствие в организме ядов. На момент смерти состояние Патаркацишвили оценивалось в сумму от $3 до $12 миллиардов. Совсем неплохо для человека, родившегося в советское время в Тбилиси, в небогатой религиозной еврейской семье, окончившего Грузинский политехнический институт и начавшего свою карьеру на камвольно-су­кон­ном предприятии «Советская Грузия».

Бадри быстро проявил свои таланты: на камвольном комбинате он очень скоро стал заместителем директора. Но потом бросил все и в конце 80-х стал начальником станции тех­обслуживания «жигулей». Выбор оказался стратегически верным: в 1990 году он знакомится с Борисом Березовским и становится директором Кавказского регионального представительства АО «ЛогоВАЗ». В дальнейшем он почти постоянно был так или иначе связан с Березовским партнерскими отношениями: первый заместитель гендиректора АО «ЛогоВАЗ», один из руководителей принадлежавшего Березовскому Общественного российского телевидения, а затем «ТВ-6», член совета директоров ОАО «Сибнефть». Многие эксперты именно Патаркацишвили приписывают самое активное участие в приватизации «Сибнефти». При этом он успешно строил и свой собственный бизнес, в том числе в Санкт-Петер­бур­ге, где имел случай пообщаться с Владимиром Путиным. Уже позже, после переезда Путина в Москву именно Патаркацишвили познакомил его с Борисом Березовским.

Все называли его только «Бадри». Патаркацишвили вообще удалось создать себе имидж «народного олигарха»

Показательно, что даже когда Патаркацишвили вслед за своим партнером отправился в «лондонскую ссылку» (Генпрокуратура возбудила против него несколько уголовных дел), добрых отношений с российской элитой он не утратил. Бывший президент Грузии Эдуард Шеварднадзе в недавнем интервью РИА «Новости» вспоминал: «Я сказал однажды Путину, что человеку, которого вы разыскиваете, мы дали грузинский пас­порт и прописали в Тбилиси. “Березовскому?” — спросил Путин. Я говорю: “Нет, Бадри Патаркацишвили”. “А, Бадри, — сказал Путин, — нет, Бадри не плохой, Бадри хороший”».

Но еще до Лондона «сосланный» из России Патаркацишвили построил свой бизнес в Грузии, в частности, создал медиа-холдинг «Имеди». И активно участвовал в финансировании «революции роз», которая привела к власти Михаила Саакашвили. Тем глубже было его разочарование в этом человеке: через несколько лет он стал одним из главных противников нового президента и начал финансировать местную оппозицию. За это власти стали называть нажитые им капиталы «награбленными, испачканными в крови» деньгами. (Хотя сам Михаил Саакашвили не отказывался от его денег во время «революции роз», а позже не раз присутствовал на открытии объектов, построенных или реконструированных за счет Патаркацишвили.)

В конце концов на последних президентских выборах Бадри выдвинул свою кандидатуру и набрал 7% голосов. Можно подумать, что он стремился к власти, чтобы заработать еще больше денег. Но люди, хорошо знавшие Патаркацишвили, говорят, что так расценивать его поступки — это глупость. «Материальный мир заканчивается на границе $100–200 миллионов. Почему? Да потому что ты не можешь свою задницу везти сразу в десяти самолетах. Правильно? То есть если тебе надо куда-то лететь, ты вызываешь один частный самолет из Швейцарии с длинноногими полячками, но ты не можешь вызвать 10 самолетов — они тебе не нужны, — объясняет Сергей Доренко, который работал с Патаркаци­швили на ОРТ, а на недавних президентских выборах в Грузии был одним их ключевых людей в его штабе. — Бадри был полностью состоявшимся человеком, и он просто хотел построить некую уютную Грузию. Он очень переживал тот факт, что был активным участником “революции роз”, а потом почему-то стал врагом. Страшным ударом для него было и убийство Зураба Жвании (премьер-министр Грузии, один из лидеров “революции роз”, умер при загадочных обстоятельствах в феврале 2005 года. — “РР”). Бадри было очень неприятно то, что происходило в Грузии, что кукушата во главе с Саакашвили расчищают себе дорогу к абсолютной власти через трупы».

Нематериальные мотивы политической активности Патаркацишвили называет и один из его ближайших друзей, деловой партнер по «ЛогоВАЗу», автор книги «Большая пайка» Юлий Дубов. «Я думаю, что ситуация сложилась таким об­разом, что Бадри был вынужден заниматься политикой, — сказал он корреспонденту “РР”. — Если бы у него была возможность свободного выбора, я не уверен, что он поступил бы именно так. Власти Грузии сами толк­нули его на этот путь».

Патаркацишвили вообще удалось создать себе имидж «народного олигарха». Где бы и с кем бы он ни работал, все называли его только «Бадри». Он был не чужд популистских шагов (пусть и оплаченных из своего кармана): так, однажды он выдал мэрии Тбилиси беспроцентный кредит в $1 миллион на погашение долгов за российский газ, чтобы город не остался без топ­ли­ва. А выдвигаясь в президенты, пообещал из своего же кармана год оплачивать коммунальные услуги всем малоимущим.

Конечно, ничто «олигархическое» ему не было чуждо, и когда было нужно, он умел пойти на компромисс с властями, чтобы не потерять бизнес. Так было, например, после кризиса 98-го года, когда встал вопрос о существовании Общественного российского телевидения. «В ноябре 1998 года Бадри решил, что ОРТ может прекратить существование в любой момент, — вспоминает Сергей Доренко. — И он устроил банкет в доме приемов “ЛогоВАЗа”. Были Шабдурасулов, Познер, Якубович, Любимов. Человек десять всего было, включая Березовского. Подавали молочных поросят из какого-то грузинского ресторана. Бадри сказал, что мы хорошо поработали, что больше, может, и не поработаем, если кредита не будет. Потом еще был дежурный чей-то тост. Потом я встал и испортил вечер. Я сказал, что у меня в подчинении 500 человек — служба новостей. Что людям с августа не платят зарплаты. Что люди потеряли сбережения в Столичном банке у Смоленского. Что мои сотрудники приходят на работу с пластиковыми пакетиками, в которых гречневая каша, — они не могут позволить себе есть в столовой, там слишком дорого. И что этот банкет я считаю безнравственным паскудством — тут поросята молочные и сытые рожи. И я не могу оставаться в этом обществе. И ушел. Никто меня не догонял. Тем более что потом мое увольнение было обменяно на кредит в $100 миллионов. И слава богу. Очень правильно и красиво звучали потом слова: “Ведь ты же хочешь, чтобы твои сотрудники получили зарплату? Тогда уйди и не мешай, таково условие Примуса (Евгений Примаков, в то время пре­мьер-министр. — “РР”)”. Мы с Бадри потом только простили друг друга».

…Хотя версия политического убийства звучит все реже, очевидно, что от смерти Бадри Патаркацишвили больше всего выиграли грузинские власти. Накануне парламентских выборов, которые пройдут весной, оппозиция осталась без одного из своих харизматических лидеров и без важного источника финансирования.

Теперь их итог во многом предопределен, ведь у власти уже нет серьезного противника.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №6 (36) 21 февраля 2008
    Лекарства
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама