7 вопросов Вадиму Волкову, профессору европейского университета

Интервью
Москва, 28.02.2008
«Русский репортер» №7 (37)
В Санкт-Петербурге прекращена работа Европейского университета, его помещение опечатали судебные приставы. По уровню преподавания и исследований в области социальных наук этот вуз занимает верхние строчки рейтингов не только в России, но и во всей Восточной Европе. Формальный повод для закрытия — нарушения правил пожарной безопасности. О возможных истинных причинах наезда «Русскому репортеру» рассказал профессор Европейского университета, один из ведущих специалистов по «силовому предпринимательству» Вадим Волков

1. Понятно ли, кто инициатор наезда на университет?

Нам ясно, что визит пожарных носил заказной характер. К нам и раньше приходили с плановыми проверками, но никогда они не заканчивались закрытием университета. Логично предположить, что наши неприятности исходят от тех, кто может контролировать административный ресурс. Скорее всего, это некие чиновники или силовики среднего звена, которые решили проявить инициативу.

2. Какая может быть выгода от этого властям?

Эта история подсказала мне исследовательский вопрос: сколько вертикалей власти существует у нас в стране? Такое ощущение, что их несколько и их действия плохо согласованы, а порой просто противоречат друг другу. Вот смотрите, Владимир Путин заявил, что Россия хочет открыть в Европе и США институт, который следил бы за демократией в этих странах. В качестве аргумента президент сообщил, что на деньги Евросоюза в Петербурге существует университет, обучающий наблюдателей на выборах. Это не вполне соответствовало действительности даже на тот момент — университет работает не на деньги ЕС, а проект по обучению наблюдателей давно свернули по рекомендации лицензирующих органов, но в любом случае российскому государству было выгодно иметь такой «симметричный» аргумент. Наша власть действует очень нескоординированно. И у какого-то чиновника отложилась информация, что Европейский университет — это почти что враги. Он никогда не произнесет этого вслух, но по своей вертикали запустит указание: наслать проверку и закрыть. Интересно, эти люди понимали, что провоцируют скандал в разгар предвыборной кампании?

3.  Может быть, это рейдеры? Здание у вас соблазнительное — XVIII век, дворец графа Кушелева-Безбородко, центр города…

В рейдеров я не очень верю. В этом случае нам бы, скорее всего, предложили другое помещение. Мне как-то не очень верится, что некие серьезные люди, насупив брови, запланировали спецоперацию по захвату нашего здания. Хотя до конца эту версию исключать нельзя. Место у нас действительно очень хорошее. Если станут говорить, что дворец не приспособлен для учебного процесса, и одновременно предлагать переехать, вот тогда будет похоже на рейдерство.

4. Закрытие вашего университета вызвало бурю возмущения научной общественности. Вы ожидали такой реакции?

Мы, конечно, понимали, что наше дело правое, но масштаб поддержки был для нас неожиданностью. Мы убедились, что гражданское общество в нашей стране существует. Накопилось недовольство административным произволом. Но до истории с университетом не было осмысленного повода его проявить.

5. Как отреагировали студенты на закрытие университета?

Мы знали, что наши студенты умные и преданные своему профессиональному сообществу люди. Но опять-таки масштабы их активности нас удивили. Мы не давали им никаких команд. Они даже с нами не советовались. Единственное — они хотели провести уличные акции и флэшмобы, но пока нам их удалось отговорить.

6. Насколько эффективна гражданская активность? Может, лучше было сесть с чиновниками и обо всем договориться?

Мы первую неделю тоже думали, что все можно решить на уровне переговоров. Но поняли, что это бесполезно — настолько запутанная у нас административная система, непонятно, кто какие решения принимает. Мне кажется, что если ты уверен в своей правоте, то проблему нужно выносить в публичное пространство.

7. На днях глава комитета по науке и высшей школе Петербурга заявил, что конфликт будет улажен. Как вы считаете, когда Европейский университет возобновит нормальную работу?

Я очень надеюсь, что скоро мы откроемся и непременно в том же здании. Хотя устные высказывания чиновника стоят у нас до сих пор очень мало.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №7 (37) 28 февраля 2008
    Выбор
    Содержание:
    Право власти

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Фигура
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама