Арест бога войны

13 марта 2008, 00:00

Его считают самым крупным продавцом военной техники на планете. За ним более 10 лет следили ведущие разведки мира. Про него даже сняли пафосное голливудское кино «Оружейный барон», где главного героя сыграл Николас Кейдж. Знакомьтесь: торговец смертью, или просто успешный российский бизнесмен Виктор Бут

Новость об аресте Бута интересна уже потому, что задержали его в результате многомесячной трансграничной операции американских спецслужб — событие не из разряда стандартных. Мало того, «повязали» Бута сотрудники особого сек­ретного подразделения, созданного специально для этой цели втайне от ЦРУ, Пентагона и прокуратуры США. Чем же заслужил такие почести сорокалетний владелец транспортной компании Air Cess, который всегда отрицал обвинения в торговле оружием, скромно утверждая, что он всего лишь хороший муж, отец и предприниматель?

Про ранние годы Виктора Бута известно немного. Споры вызывает даже место его рождения, которое в нескольких его паспортах (их как минимум пять, включая российский и украинский) указывается по-разному. В одних — Ашхабад, в других — Душанбе. Зато год везде совпадает — 1967-й. Известно, что Бут служил в советских ВВС, а затем окончил московский Военный институт иностранных языков — кузницу международных кадров российских спецслужб — и был отправлен на «стажировку» военным переводчиком в Африку: сначала в Мозамбик, а затем в Анголу. В 1991 году база ВВС, на которой служил Бут, была расформирована, СССР распался, а Бут остался без работы с весьма сомнительными жизненными перспективами.

Вот здесь-то отставному офицеру и пригодились его лингвистическое образование, опыт летчика и знание африканских реалий. Бут, бегло говоривший на английском, французском, португальском и фарси (впоследствии к ним добавились испанский, коса и зулу), основал свою первую транспортную авиакомпанию, парк которой поначалу составляли лишь три ржавых грузовых самолета советского производства. Однако буквально за пару лет предприятие превратилось в империю мирового масштаба с несколькими штаб-квартирами и воздушным флотом, которому могли бы позавидовать иные государства, — более 60 машин!

Причиной процветания Бута стали его деловая хватка и удачное стечение обстоятельств. Разрушение Союза не только спровоцировало массу локальных конфликтов в южных странах, но и оставило после себя огромные, плохо охраняемые арсеналы на севере планеты. Буту оставалось лишь соединить два полушария. Он нанял сидевших без работы высококлассных летчиков, загрузил самолеты продававшимся за бесценок (нередко на вес) оружием из стран Варшавского договора и переправил его в Афганистан. Потом еще раз. И еще. Только за три года, с 1992 по 1995-й, Бут заработал на торговле с афганцами предположительно $50 млн. География поставок постепенно расширялась: Руанда, Либерия, Ангола, Уганда, Ливия, Судан, Демократическая Республика Конго, Сирия, Ливан, Иран — всего более 15 государств Африки и почти весь Ближний Восток. Без поддержки Бута не обходился практически ни один диктатор конца 90-х. Короли, президенты, повстанцы — все они обращались к российскому предпринимателю за содействием.

Покупатели ценили его за ответст­венность, аккуратность и, конечно, за связи в Восточной Европе и странах постсоветского пространства. Благодаря своим многочисленным контактам во властных структурах Бут мог достать и переправить в любую точку планеты какой угодно товар. Стрелковое оружие, патроны, мины, ракеты, самолеты, вертолеты, танки, бронетехнику — условие было одно: покупатель должен найти чем расплатиться. А уж деньги это будут, алмазы или что-то еще — не суть важно.

Бут выгодно отличался от других торговцев оружием, которые, как правило, занимались лишь поиском товара и оформлением на него фальшивых документов. Организовывать доставку приходилось самому покупателю. Российский же бизнесмен располагал целой армадой грузовых самолетов, вертолетов и фур, которые базировались по всей Африке и Евразии, что позволяло действовать без посредников, по системе «все включено». Бывало, что одним и тем же рейсом он снабжал оружием противоборствующие стороны конфликта, — бизнес есть бизнес.

Отношения Бута с покупателями не всегда носили чисто деловой характер: он не гнушался дружбы с партнерами и оказывал им «нестандартные» услуги. В книге «Продавец смерти», опубликованной в США в 2007 году, Дуглас Фара и Стивен Браун рассказывают примечательный эпизод, датированный 2001 годом. Бут отмечал очередную сделку в Демократической Республике Конго в гостях у вождя местных повстанцев Жан-Пьера Бембы. К середине ночи у собравшихся кончилось пиво — ситуация не из приятных, поскольку лагерь располагался в труднодоступной местности, вдали от любых населенных пунктов. Но Бут нашел выход: он собрал пилотов, попросил у Бембы 20 вооруженных пулеметами бойцов и на двух собственных боевых вертолетах слетал на другую сторону озера Альберт — в соседнюю Уганду. Там он приземлился в первом же попавшемся селении, велел обомлевшим жителям погрузить в вертолеты все имевшееся у них спиртное и улетел обратно в Конго. Вечеринка была спасена. Именно в те годы он и получил прозвище «бог войны».

Что касается международного сообщества, то оно вело себя с Бутом, мягко говоря, непоследовательно. За его деятельностью, безусловно, следили, причем поначалу не столько с тревогой, сколько с любопытством. Спецслужбы нескольких стран, включая США, Великобританию и Израиль, пытались установить маршруты воздушной флотилии Бута, а также прослушивали его переговоры. О нем и его сделках писала пресса, делались душераздирающие доклады в ООН — как-никак крупнейший в мире негосударственный торговец оружием. США заморозили активы Бута на территории страны, Бельгия завела на него (и затем закрыла) уголовное дело, а Интерпол объявил его в международный розыск. И все это время многие страны охотно пользовались услугами Бута. Сразу после 11 сентября Вашингтон воспользовался услугами российского бизнесмена для доставки коммандос и их снаряжения в Афганистан. Вскоре после вторжения США в Ирак его компания Air Cess получила субподряд на снабжение оккупационных войск (всего Air Cess совершила более тысячи рейсов в Багдад — $60 млн американских налогоплательщиков перекочевали в карман Бута). А еще он возил в Руанду французские войска и неоднократно участвовал в снабжении и передислоцировании миротворцев ООН.

То, что кажется парадоксальным, на самом деле имеет простые объяснения. Во-первых, услуги Бута обходились значительно дешевле, чем чьи бы то ни было. Во-вторых, — и это главное — никто не знает африканские и азиатские маршруты лучше пилотов Бута, а его «советские» самолеты способны садиться и взлетать в таких местах, где современная техника стран — членов НАТО просто бесполезна. Разбитые взлетные полосы, горная местность, пашни, огонь неприятеля — все это не смущало отчаянных пилотов воздушной флотилии, прошедших через всевозможные испытания. За незаменимость Запад хорошо платил Буту, а он — своим сорвиголовам (за рейс пилот получал $6–20 тыс.).

И все же со временем начало сказываться давление общественности. Бут вынужден был закрыть штаб-квартиру в Объединенных Арабских Эмиратах, свернуть представительства в Европе и укрыться в Москве, где ему, несмотря на требования Интерпола о выдаче, похоже, ничего не грозило. Так, в настоящий анекдот превратилось его выступление на «Эхе Москвы» в феврале 2002 года. Бут вышел в прямой эфир в 15.08 из московской студии «Эха». А спустя полчаса, в 15.32, Интерфакс распространил сообщение московского же бюро Интерпола, которое гласило: «Первое упоминание о подозреваемом (В. Буте) относится еще к 1995 году. В 1999-м к международному розыску подключилась Россия. На сегодняшний день можно с уверенностью утверждать, что Бута на территории России нет».

И вот теперь американцы нашли способ выманить Бута из России. Для этого в правительственном «Агентстве по противодействию обороту наркотиков» была втайне от других силовых ведомств создана специальная группа, которая больше года работала под прикрытием, надеясь выйти на оружейного барона. (Выбор для этой миссии наркополицейских отнюдь не случаен: в других подразделениях спецслужб у Бута предположительно были свои люди, а отдел по обороту наркотиков ему подкупать просто не было нужды.) Прикинувшись колумбийскими повстанцами, они попросили Бута продать 100 ПЗРК «Игла». Обсудить сделку решили в Бангкоке, где торговец и был арестован. Теперь он проведет несколько недель в тайской тюрьме в ожидании обвинений. Какими они окажутся, будет ли он осужден в Таиланде, выдан США или экстрадирован в Россию (могущественные друзья Бута в Москве наверняка попытаются вытащить попавшего в переплет «партнера»), пока не ясно. А может, Бута и вовсе выпустят — во всяком случае, именно таков финал голливудского фильма «Оружейный барон», снятого в 2005 году. Картина заканчивается тем, что вскоре после ареста главный герой (Николас Кейдж) покидает американскую тюрьму. «Я все еще нужен им: есть вещи, которые они сами сделать не могут», — объясняет Кейдж честному следователю.

Надо сказать, что реальный Бут, в отличие от своего кинодвойника, все обвинения отвергает. В редких интервью он рассказывает, что перевозил гладиолусы и замороженных цыплят, а если и попадалось что-то еще, то он, как перевозчик, за это ответственности не несет: есть продавец, есть покупатель, а транспортная компания здесь ни при чем («Разве таксист отвечает за содержимое чемодана пассажира?» — вторит Виктору его брат Сергей).

По закону все чисто, считает Бут, доказательств против него нет. По его мнению, придраться не к чему и с точки зрения морали. «Послушайте, — сказал как-то Бут журналисту, — дело не в оружии, дело в людях, которые его используют».