Как там наши?

13 марта 2008, 00:00

Пухлая голубоглазая девушка, «непроходная» по всем модельным парамет­рам Алена Писклова чуть было не стала «мисс Вселенная». Дело было четыре года назад, когда в ответ на предложение портала «Рамблер» выбрать красавицу по интернету, пользователи провернули красивую акцию. «Скажи “нет” корпоративной политике! Распространите этот агитплакат в живых журналах, рассылайте его по почте и icq, пишите sms, настукивайте адрес страницы морзянкой, это последний рубеж, за нами свобода выбора!» — рассылали активисты воззвания по Сети. И Сеть откликнулась.

Иностранные журналисты возбудились и стали писать, как Россия не­ожиданно «разбила их сердце». «Рамблер» ожесточенно сопротивлялся. Правда на стороне корпорации оказалась случайно: Алена была моложе установленного для участниц конкурса возраста и звания не получила. Впрочем, говорят, что Алена — это вообще виртуальная личность, и на самом деле девушек две: у одной внешность, у второй имя. Но теперь это уже не важно. Важно другое. Тогда, в 2004 году, интернет-сообщество организованно противостояло гламуру, корпоративной политике, холодной модельной красоте, бездушной массовой культуре, коммерциализации и еще черт знает чему. Противостояние было эффективным, потому что народа в Сети было мало, и этот «малый народ» осознавал себя как целостность — в противовес тому, что было снаружи.

Прошло немало по сетевым меркам времени, и сегодня все то «корпоративное», «холодное» и «бездушное», что было снаружи, закономерно перекочевало внутрь Сети. Пользователей стало столько, что интернет перестал отличаться от не-интернета. Фашисты, коммунисты, футбольные фанаты, правозащитники, авангардные художники, геи и сторонники концепции «родовых поместий» используют Сеть для борьбы, а всех их, в свою очередь, используют корпорации для коммерческой выгоды. Короче, нет больше единого сетевого сообщества, а есть отдельные группы по интересам.

Открыв интернет-голосование за красивых женщин на сайте «Эксперт Online», мы первые два дня наблюдали, как отдельные люди нестройно голосуют за блондинок и брюнеток, актрис и телеведущих. Как вдруг на страницу вывалились эстрадные фанаты, а вслед за ними — национальные и сексуальные меньшинства. Опубликовав ссылки с призывами на своих сайтах, они создали невероятный поток посетителей. Земфира, ставшая лицом всех трех группировок сразу, держалась на первом месте около двух недель, и с большим отрывом. «Жалко, — думали мы, — интриги не будет». Но за два дня до конца голосования Земфиру вдруг «побила» Анна Нетребко. Что, и фанаты оперы туда же? Нет, скорее, это были противники меньшинств, а Анна просто оказалась ближайшей по рейтингу. Интрига состоялась, и вспомнился анекдот про драку геев с проститутками («Как там наши?» — интересовался полисмен). В последнюю ночь Земфира снова обогнала Анну на пять голосов. И мы прервали процесс.

Вообще-то, онлайновые выборы красавиц проходят непрерывно. Их проводят глянцевые журналы и корпорации («Мисс Атом», например). Женщины эти никому, кроме организаторов, неизвестны, выбирают их по степени соответствия стереотипу, и результаты в этом случае предсказуемы:  юная дева с вишнями в зубах, крашеная блондинка в томной позе, зрелая брюнетка с изрядным слоем косметики на лице.

«Наши» голосовали не за стереотип — за идею. Интернет стал многопартийным. Партии конкурируют, и организованные меньшинства побеждают рыхлую, безличную норму — «общественное мнение».