Немцы победили

27 марта 2008, 00:00

С готическими витражами Мариенкирхе во Франкфурте-на-Одере связана долгая история переговоров между Россией и Германией. Закон о реституции культурных ценностей у нас приняли еще в 1998 году, но возвращение 111 фрагментов витражей в 2005-м стало первым случаем его применения

Вообще-то фрагментов этих самых витражей было 117. Шесть из них считались утраченными — до тех пор пока уволенный из ГМИИ им. Пушкина ученый сек­ретарь Андрей Воробьев не заявил, что обнаружил их в спецхране музея. Директор ГМИИ Ирина Антонова сперва все отрицала, потом говорила, что это другие витражи, а когда дальнейшее сопротивление стало бесполезным и неприличным, начала убеждать общественность в том, что военные трофеи должны оставаться там, куда их привезли победители.

В этом есть доля исторической правды. Из «перемещенных культурных ценностей» — тех самых военных трофеев — сформированы самые знаменитые во всем мире коллекции. В Британском музее хранятся скульптуры Парфенона (известные искусствоведам как Эльгинские мраморы), и англичане не собираются их возвращать, невзирая на требования греческой стороны. В Лувре выставлено обширное собрание произведений итальянского искусства, попавшее туда в результате наполеоновских войн.

Но в современном мире комп­лектация музейных коллекций из военных трофеев выглядит невозможной. В пример можно привести скандал с расхищением ценностей из музеев Багдада: США и не пытаются утверждать, что необходимое, по их мнению, вторжение как-то оправдывает воровство и мародерство американских солдат. Войны сейчас не редкость, и ведутся они не менее жестоко, однако отношение людей к вывозу культурных ценностей, а задним числом и к трофеям Второй мировой, изменилось.

В России находится не одно спорное собрание произведений искусства. Германия настаивает на возвращении балдинской коллекции — 362 рисунков и двух картин европейских художников, привезенных в Москву капитаном Виктором Балдиным в 1945 году. Не решен вопрос о возвращении на родину Библии Гуттенберга. Мы в свою очередь хотим вернуть Янтарную комнату, которая, по одной из версий, спрятана нацистами где-то на территории Германии. История ее пропажи очень напоминает ситуацию с недостающими витражами из Мариенкирхе. Витражи нашлись — может, найдутся и останки Янтарного кабинета. И может, какой-ни­будь немецкий ученый секретарь посчитает для себя невозможным скрывать факт их находки.