Муром

Путешествие
Москва, 24.04.2008
«Русский репортер» №15 (45)
В Муром хорошо сбегать от суеты. Размеренный, неторопливый, он как душ после пыльного метро, смывает все «срочные дела» и судорожные усилия

Старинный, похожий на деревню, не сильно испорченный цивилизацией — это про Муром. Там почти все натурпродукт. Черника, голубика, грибы из окрестных лесов… Сметана и яйца деревенские: «Сметана желтая — ложка стоит, а желт­ки-то красны». Рыба — карп из окрестных прудов. Мясо парное. Люди натуральные, без наносного: не размышляют, как жить, а живут, как бог на душу положит.

С богом тут все хорошо: церквей и монастырей муромских хватило бы на три уездных города. Сейчас даже обсуждается вопрос, не присвоить ли Мурому статус православного центра России?

На центральной улице бревенчатые дома с заколоченными ставнями соседствуют с более современными. А старинное трехэтажное здание с окнами-арками — одна из первых водонапорных башен в России — указывает на то, что вы добрались до рынка. Напротив него — булочная, где пекут знаменитые муромские калачи. А вот Макдоналдса за три дня пеших прогулок по городу мы не нашли ни одного.

Как в любом приличном городе, в Муроме есть парк с национальным героем и аттракционами. Герой, понятное дело, Илья Муромец с огромным мечом, но без коня, аттракционы — частные, по 50 рублей билет. Дойдя до конца парка, можно полюбоваться на Оку.

Рядом с парком, отделенные друг от друга только узкой дорожкой, стоят два монастыря — мужской Благовещенский и женский Свято-Троицкий. Благовещенский выстроил Иван Грозный в честь победы над Казанью. Там находятся мощи князей — крестителей муромских: Константина и его сыновей, Михаила и Федора. А вот поклониться Илье Муромцу паломники едут в Киев: с Муромом мать городов русских поделилась лишь иконой с частичкой мощей. Троицкий монастырь также знаменит своими святынями. К мощам Петра и Февронии, православных покровителей семьи и брака, даже из-за границы приезжают: девицы — просить суженого, женатые — за благословением брака, бездетные — с молитвой о ребенке.

Вообще-то весь Муром похож на иллюстрацию к учебнику истории, но посетить краеведческий музей в доме купцов Зворыгиных все же будет не лишним: в нем хранятся картины Брюллова, Шишкина, Сурикова, Саврасова.

Приехав в Муром на два дня, хочется остаться там на две недели. Ходить за грибами, пить деревенское молоко, общаться с местными жителями, написать о них серию рассказов — и люди, и судьбы тут колоритные, бесхитростные.

Одно только отравляет жизнь в Муроме — вода: в большинстве домов она из кранов течет желтая, с запахом гнили. И муромчане безропотно, как в древние времена, пешком ходят за питьевой водой к источникам. Только не с ведрами, а с пластиковыми баклагами. 

Фото: Росфото; из архива муромского художественно-исторического музея

Муромская коньковая подвеска Бронза

Финно-угорское племя мурома поселилось на крутом левом берегу Оки в V веке. Согласно одному из толкований, название племени означает «люди, живущие на возвышенности у воды».

В ХХ веке неоднократно предпринимались раскопки муромских поселений и погребений. В последних были найдены орудия труда, оружие, керамика и украшения. Погребальный костюм был унизан шумящими и гремящими подвес­ками, призванными звоном

металла отпугивать злых духов. Среди всевозможных украшений особо выделялись коньковые подвески. Это было нечто большее, чем обычная бижутерия. Муромцы верили, что конь служит посредником между жизнью и смертью, охраняя своего хозяина на пути в загробный мир. Коньковые подвески часто снабжались привесками — утиными лапками. Это — память о сотворении мира: согласно местным верованиям, мир был создан птицей-уточкой, доставшей первоначальную землю со дна мирового океана.

Анна Алексеевна Горская, старший научный сотрудник Муромского историко-художественного музея 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №15 (45) 24 апреля 2008
    Правительство Путина
    Содержание:
    Амбиции Путина

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама