Под образцами

От редактора
Москва, 24.04.2008
«Русский репортер» №15 (45)

Милейшая учительница районной школы терпела все мои родительские капризы. Прощала внезапные отъезды посреди учебного года, пересаживала мальчишек-хулиганов подальше от моего «сокровища» и даже оставалась после уроков, чтобы в очередной раз «закрепить пройденный материал». Но материал отваливался снова и снова. Проблема была в другом: моя дочь боялась контрольных по математике до холодного пота и сиреневых ладошек, не спала по ночам в предвкушении очередного провала — и он неизбежно наступал. В день контрольной сборы в школу напоминали проводы на фронт.

Как-то раз к нам пришла психолог и попросила дочку написать десять случайных слов. «Вы видите, что ребенок в кризисе? Посмот­рите, вот здесь, в самом конце, написано слово “клетка”! Это значит, что она чувствует себя в клетке и вы должны немедленно что-то предпринять». Психолог выдала медицинскую бумажку со словами «Переутомление. Перегрузка. Страх», которая должна была стать для учительницы неопровержимым доказательством того, что у ребенка настоящие проблемы, не связанные с отсутствием усердия. Но милейшая учительница — одна из лучших, потому что добрая и любит детей, — была стопроцентным продуктом системы: «Мы что-нибудь придумаем… Может, ей оставаться на продленке, чтобы больше заниматься?»

И тут я узнала про школу, в которой не ставят оценок («Мы против конкуренции», — объяснила мне директор) и не дают домашних заданий («У ребенка должно быть свободное время на любимые занятия»). В ней нет половины обязательных предметов, но есть древнегреческий язык. В общем, с точки зрения родителя, привыкшего к очевидным результатам вроде дневника с оценками или самодеятельности на 8 Марта, в этой школе ничему не учат и никак не воспитывают.

Поэтому главной задачей директора новой школы было уговорить меня хорошо подумать. Но пока мы с ней разговаривали, мальчишки расшумелись и сидевшая рядом учительница, оторвавшись от мобильника, закричала: «Дети, заткнитесь!!!» Эта страшно непедагогичная, но искренняя сцена подкосила меня окончательно, и спустя сутки моя дочь пришла в новую школу.

Я больше не стаскиваю ее каждое утро с кровати — она сама меня будит, чтобы не опоздать. А недавно пал последний бастион: наша бабушка — в прошлом комсомолка, спортсменка, отличница и потому сторонница советской школьной системы — сообщила, что, «кажется, прониклась новой школой». Она больше не вбивает в детскую голову примеры по алгебре, наоборот: внучка учит ее решать разноцветные задачи по математической логике.

Дело не в том, что одна школа хуже, а другая лучше. А в том, что, пребывая в постоянном страхе перед двойкой, стать успешным может только исключительный ребенок. Если все время приходится «догонять ушедший поезд», то результатом будет опыт постоянного поражения и настоящие психологические проблемы. Когда-то школьная и социальная системы были монолитными и других «поездов» не было. Но сегодня уже не нужно соответствовать единому образцу: собственно, образца нет — есть много путей.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №15 (45) 24 апреля 2008
    Правительство Путина
    Содержание:
    Амбиции Путина

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама