Салям алейкум, лиса!

Елена Климова
22 мая 2008, 00:00

Детской киностудии "Поиск" в Новосибирске 35 лет. За 10 лет, что ею руководит педагог Елена Тихонова, около пятисот детей сняли более сотни мультиков. Детская мультипликация становится все популярнее: она идеальна для занятий с непоседливыми и одаренными детьми, ее вовсю изучают психологи и педагоги. "Поиск" помог открыть студии в Тыве, Кемерове, на Алтае, в планах - Ханты-Мансийск. При этом барак, в котором ютится "Поиск" в Новосибирске, отсутствует даже на генплане города. "Не надоело?" - спрашиваю Елену и слышу в ответ: "Зарплата и условия, конечно, огорчают, зато снимать с детьми мультики так увлекательно! И еще у меня ощущение, что я довольно успешный педагог"

Самые волшебные мультики — из тех, что отмечают статусными призами, а знаменитости от Юрия Норштейна до Эльдара Рязанова называют искусством, — снимали двух-четырехлетние мультипликаторы. По-настоящему, от сценария до озвучки. Длятся фильмы минуты по три. Оказывается, дольше и не надо.

Например, про лису и петуха. Сюжет известный: у лисы была избушка ледяная, у петуха — лубяная. Весной лед растаял, и бездомная лиса выгнала петуха на улицу. Это в оригинале. В мультике петух с ней поздоровался вежливо: «Салям алейкум, лиса», а на порог не пустил. Лиса ему говорит: «Пусти!» Петух: «Не пущу». Лиса: «Пусти!» А петух опять не пускает. Итог подводит за кадром трехлетний автор Ваня Иткин: «И они спорили долго и счастливо». Эту формулу сосуществования придумали прямо на занятиях у Елены Тихоновой. Как и другую — формулу счастливого общества. Когда король каждое утро говорит своему народу: «Давайте споем!» И в этом заключается все управление королевством.

Жаль, что вам приходится верить мне на слово. Фильмы «Поиска» не так-то легко увидеть даже в Новосибирске. Хотя их надо бы прописывать как лекарство от зимней депрессии и весеннего авитаминоза. В голливудских лентах, от мульт­фильмов до блокбастеров, всегда знаешь, когда произойдет взрыв, а когда герои поцелуются на фоне вечернего неба. А «Поиск» выдает сплошные сюрпризы. Как-то один из юных авторов, снимавших фильм по сказкам Пушкина, забыл, чем закончилась история про золотую рыбку. Тихонова предложила ему придумать конец самостоятельно. В результате «Сказка о рыбаке и рыбке 2» получилась такая: приходит старик домой, в свою избушку, и видит на окошке аквариум. А в аквариуме плавает — думаете, рыбка? Ничего подобного: старуха. А не жадничай!

 pic_text1

Двухлетние дети успешно осваивают искусство анимации. Елена Тихонова уверяет: «Творчество как естественная способность сохраняется, пока ребенок свободен. Смотришь на них и думаешь: подольше бы сохранился человек в таком дивном состоянии. Куда там! Это нереально. Не только в школе — в детском саду уже начинаются боевые учения! И вся открытость закрывается».

Хотя в «Поиске» учений тоже полно: и мимика, и рисование, и танец, и сценарное мастерство, и даже история искусств. Любые новые знания или умения идут в дело. Например, не зная мимики, невозможно «выкладывать» мимику своим персонажам. В «Поиске» фильмы снимают классическим способом: все движения героев вручную выкладывают на мульт­станке: это двух- или трехслойная этажерка со стеклянными полками. На нижней — дальний план кадра, на верхней — ближайший. Так снимает Норштейн. У него на фильм уходят годы и годы, в «Поиске» — многие месяцы. Зато фильм получается «неправильный», непредсказуемый — то есть живой. Компьютерную анимацию в «Поиске» не любят. В запрограммированных движениях нет места авторской индивидуальности. Каждый ошибается по-своему. Все правильное одинаково скучно.

 pic_text2

В том фильме про лису и петуха лиса с рогами. «Бывают у лисы рога?» — спрашивает за кадром автор Ваня и сам себе отвечает с энтузиазмом: — «Конечно, бывают! Конечно!» «Конечно» — любимое слово Тихоновой. Еще она говорит «молодец» или «хорошо поработал». «Плохо» я от нее ни разу не слышала. И неудивительно. Если от ребенка требуют изобразить что-то по образцу, а у него выходит коряво, то хвалить всех подряд — фальшиво и непедагогично. Но если слово и понятие «правильно» изгнать из общения с учениками, то любое проявление творчества будет достойно похвалы, тем более что кривая рожица на экране и в жизни куда душевнее рожицы «правильной».

Ребенок не проводит границ между собой, миром вокруг и придуманным миром. Как сочинил, так и есть. Детские мультики — трехминутная экскурсия в их воображаемые пространства. Но стоит посидеть у Тихоновой на занятиях — и начинаешь думать: а может, не воображаемые? Вдруг они знают о жизни и ее возможностях то, что и мы когда-то знали, но забыли?

 pic_text3

Вообще-то на занятиях по рисунку и особенно на съемках мне было отчаянно жаль, что я не трехлетка. Потому что очень хотелось встать к станку и быстренько сделать свой гениальный фильм. Тихонова мой энтузиазм охладила. Когда к ним на практику пришли студенты Новосибирского института искусств, они,

занимаясь с детьми, запороли снятый малышней кусок — секунд десять (снимали его часа полтора). Студенты просто нечаянно стерли его из памяти компьютера. «Я говорю: ну, восстановите по памяти и снимите, как мы с детьми снимали. Они сделали. И вышло жалкое подобие. У них все получилось… правильно. И совсем не так проникновенно, как у детей».

 pic_text4

В киностудии есть худсовет и устав. В уставе записано: последнее слово остается за автором. Это значит: если директор, педагог и родители считают, что лучше бы снять вот так, а автор хочет по-другому, будет так, как решил автор. Хотя творческая свобода — это не только открытия. Это и корявые рисунки, упрямство и отсутствующий вид, а еще слезы, смех и невнимательность. И педагогам надо научиться такую свободу пусть не любить, но хотя бы терпеть.

 pic_text5

— Бывает всякое, — говорит Тихонова. — Я, честно говоря, просто стараюсь, чтобы моя программа соответствовала их настроению. Потому что заставлять людей, особенно маленьких, нельзя ни в коем случае. Их можно заинтересовать, что-то перед ними изобразить… Иногда я становлюсь клоуном, чтобы дать понять: я не над вами, я такая же, как вы. Или вот, однажды мы прекрасно порисовали, потом пошли в съемочную — и они все стали проситься за кнопку. А за кнопкой сидеть — значит, не двигать фигуры. Из чего я сделала вывод, что все устали. Хорошо, меняем планы: у меня на этот случай мешок разных инструментов — маракасы, бубны, дудки и т. д. Идем в гостиную, и они брякают этим всем в свое удовольствие под фильм «Незнайка-музыкант». Вроде как мы этот фильм озвучиваем.

«Творчество как естественная способность сохраняется, пока ребенок свободен. Подольше бы он сохранился в таком дивном состоянии»
 pic_text6

А еще Тихонова часто говорит, как ей повезло. Во-первых, с характером: здоровый пофигизм помогает справляться с такими детьми, с которыми родители не знают, что делать. Елена на все их фокусы просто не обращает внимания, и им ничего не остается, кроме как включаться в общую работу. И с детьми повезло. Например, после разговоров о рифме с малышовой группой мама двухлетнего ученика, из тех, что мало рисует, почти не снимает и еле-еле общается, приносит его сочинение: «Снова вечер наступил. Месяц лампочку включил» — готовый сценарий для мультика.

Ребенок не проводит границ между собой, миром вокруг и придуманным миром. Детские мультики — экскурсия в их воображаемые пространства
 pic_text7

…На торжественной церемонии в честь юбилея «Поиска» во дворце культуры юные авторы бесстрашно гоняли по залу и по сцене, не смущаясь ни софитов, ни чужих людей. Был в истории киностудии инцидент, когда такая же малышня должна была выступать на праздничном концерте в числе многих коллективов. Прочие дети были взрослее и терпеливо сидели в ожидании своего выхода. Мультипликаторы терпеть скуку не умели и затеяли беготню. «Что вы себе позволяете? Приструните своих детей!» — напустились на Тихонову администраторы. Она широко раскрыла глаза и с детсадовским удовольствием выпалила: «Ни за что!» 

Фотографии: Валерий Кламм для «РР»; студия «Поиск»