Кто может упасть и разбиться

Тренды
Москва, 29.05.2008
«Русский репортер» №20 (50)
Американские ученые составили рейтинг «хрупкости» государств мира

Какие страны могут исчезнуть с политической карты планеты? На этот вопрос попыталась ответить группа политологов, чье исследование было опубликовано в журнале Foreign Policy Bulletin, издающемся Кембриджским университетом.

В своей работе под названием «Глобальный доклад о конфликтах, управлении и государственной нестабильности» ученые выстроили рейтинг «хрупкости» государств мира. Учитывались и вооруженные конфликты, и легитимность власти, и экономическое благосостояние. Наша страна в этом рейтинге выглядит достаточно пристойно — по крайней мере, она признана более стабильной, чем Китай или Индия.

Хотя авторы исследования — американцы, их сложно заподозрить в явной политической предвзятости. Например, Кубе и Белоруссии присвоен почти такой же рейтинг стабильности, как и Швейцарии, Норвегии и самим Соединенным Штатам. То есть официальная антипатия к режимам Кастро и Лукашенко не помешала признать: да, их страны прочно стоят на ногах.

Вполне ожидаемо среди самых стабильных государств (их рейтинг «хрупкости» равен нулю) оказались европейцы: Австрия, Дания, Нидерланды, Швеция, Великобритания. Вместе с ними — Канада, Южная Корея и Япония. Удивило наличие в этой компании Коста-Рики и Маврикия. Судя по всему, политическая стабильность в этих странах перевесила низкий ВВП.

Самые «хрупкие» страны мира

Сомали.

Фактически этого государства уже нет. Центральное правительство существует только на бумаге. Страна разорвана на несколько зон, контролируемых враждующими армиями. Свои законы у Союза исламских судов, свои — у Альянса за возрождение мира. А еще есть уйма мелких группировок, в отношении которых уместнее говорить не о законах, а, скорее, о понятиях.

Судан.

В мировой прессе название этого государства встречается реже, чем название одной из его провинций — Дарфур. С 2003 года там идет война, которая унесла жизни как минимум 200 тыс. человек, а еще 1–2 млн стали беженцами. Повстанческим группировкам противостоят правительственные войска и их сторонники из мусульманских племен. Стороны обвиняют друг друга в зверствах против мирного населения. Сейчас конфликт вышел за пределы Дарфура: в мае столк­новения происходили уже рядом с суданской столицей.

Афганистан. 

Несмотря на все усилия США и их союзников, часть территории страны по-прежнему контролируется талибами. В тех мес­тах, откуда радикальных исламистов удалось изгнать, разрастается другая беда — масштабнейшее производство наркотиков. Если так пойдет и дальше, колумбийские плантации коки будут выглядеть дачными грядками на фоне «промышленного» афганского производства опия.

Мьянма.

Название этого государства до сих пор не признано многими международными организациями. Они предпочитают использовать старый вариант — Бирма, поскольку нынешняя версия не учитывает интересов национальных меньшинств. Самая большая проблема — военная диктатура, существующая в стране 20 лет. Мьянма управляется хунтой с названием Государственный совет мира и развития. Плюс к этому — всевозможные банды боевиков, тесно завязанные на наркотики, или террористическая Армия Бога, которую возглавляют братья-близнецы по имени Мартин и Лютер. На грань окончательной катастрофы государство поставил недавний ураган, жертвы которого исчисляются десятками тысяч человек.

Чад.

Гражданская война не прекращается в стране с начала 90-х годов. Здесь все воюют со всеми: южане с северянами, оппозиционеры с правительством, умеренные с радикалами… Боевики выбирают для своих группировок красивые названия типа «Объединение сил за демократию и развитие» или «Чадское движение за справедливость и демократию».

Ирак.

Война без конца.

Руанда.

В середине 90-х в этой стране происходила страшная резня. Радикальные боевики из племени хуту уничтожали представителей народа тутси. В 1994 году за 100 дней было убито больше 800 тыс. человек. С такой скоростью людей не уничтожали даже в гитлеровских концлагерях. Позднее организаторы геноцида предстали перед международным трибуналом, но и сейчас здесь очень далеко до стабильности и демократии. На окраинах страны перестрелка с какими-нибудь повстанцами — вполне обыденное явление.

Демократическая Республика Конго. 

Эта страна в 1998–2002 годах стала ареной чудовищной войны, в которой участ­вовало более 20 вооруженных групп из 8 государств, — часто ее называют Африканской мировой войной. Сейчас здесь поспокойнее, но временами все же вспыхивают вооруженные конфликты за контроль над восточными провинциями, богатыми полезными ископаемыми.

22 страны на данный момент находятся в состоянии войны

240 государств исчезли с карты Земли за последние 1500 лет

800 тысяч человек было убито за 100 дней в Руанде во время геноцида 1994 года. С  такой скоростью людей не уничтожали даже в гитлеровских концлагерях

7 баллов составляет индекс «хрупкости» России (в 2001-м и в 1995-м он оценивался в 9 баллов). По этому показателю наша страна находится рядом с такими государствами, как Намибия, Монголия, Босния и Герцеговина, Никарагуа

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (50) 29 мая 2008
    Зарплаты
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Фотополигон
    Реклама