Инвентаризация жизни

Актуально
Москва, 29.05.2008
«Русский репортер» №20 (50)
61-й Каннский фестиваль завершился долгожданным триумфом французского кино: впервые за более чем 20 лет «Золотая пальмовая ветвь» заслуженно досталась французскому фильму. Школьная драма «Между стен» (другое название — «Класс») Лорана Канте, показанная в последний день, оказалась самой эмоциональной картиной конкурса, благодаря которой он и обрел живое человеческое лицо

Парижская окраина, эмигрантский район, обыкновенная школа. В классе преподаватель французского языка и его 24 ученика-подростка, большинство из которых — дети эмигрантов: арабы, африканцы, азиаты. В главных ролях — реальный учитель и реальные ученики. Весь двухчасовой фильм состоит из их диалогов.

Вроде бы типичное «производственное кино» о системе образования. Но уже через пятнадцать минут на этих девочек и мальчиков смотришь так, словно знаешь их всю жизнь.

Жизнь как она есть, но в другой стране, победила и в программе «Особый взгляд». Тут триумф одержал «Тюльпан», игровой дебют отечественного документалиста Сергея Дворцевого: история про казахскую степь и голодающих овец, рожающих полумертвых ягнят, которым пастухи — чтобы те выжили — делают искусственное дыхание рот в рот.

«Золотая камера» за лучший дебют досталась «Голоду» Стива Маккуина, рассказавшего о двухмесячной голодовке членов ИРА в британской тюрьме в 1982 году. Отдельное упоминание жюри заслужила и драма «Все умрут, а я останусь» Валерии Гай Германики — жесткая и предельно честная история о современных российских подростках.

В отличие от молодых режиссеров, каннские классики класса не показали. Претенциозные фильмы Вима Вендерса и Атома Эгояна жюри справедливо прокатило. Бельгийским братьям Дарденнам присудили утешительный приз за сценарий фильма «Молчание Лорны» — социальной драмы об албанке, заключающей фиктивный брак с наркоманом ради бельгийского гражданства. Клинт Иствуд удостоился лишь спецприза за творчество в целом. Эту награду с ним разделила Катрин Денев, сыгравшая больную раком мать троих детей в «Новогодней сказке» Арно Деплешена. Еще один любимец Канн — турок Нури Билге Джейлан — был признан лучшим режиссером за эстетскую притчу «Три обезьяны», впечатлившую публику не смыслом, а умением автора работать с цифровым изображением.

Приз за лучшую женскую роль получила бразильянка Сандра Корвелони. Она сыграла многодетную мать-одиночку, продолжающую рожать, несмотря на нищету, в семейной драме «Вне игры» Вальтера Салеша, похожей на обычное латиноамериканское «мыло». Лучшим актером стал Бенисио Дель Торо — за феноменальное физическое сходство с Че Геварой в байопике «Че» Стивена Содерберга, фильма, идущего четыре с половиной часа с 15-минутным перерывом на обед.

Нынешний фестиваль запомнится еще и победой итальянского кино, в последние годы находившегося в состоянии комы. Интересно, что в сознание итальянцев привела политика. Гран-при присудили «Гоморре» Маттео Гарроне — «инсайдерскому» фильму о мафиозной неаполитанской корпорации. От ее рук погибли 30 тыс. человек, ее доход, направляемый в легальные, в том числе и государственные, отрасли, составляет $223 млрд. С каждым годом число жертв растет, а прибыль увеличивается.

А вот приз жюри достался прямо противоположной картине — политической сатире «Великолепный» Паоло Соррентино. Она посвящена Джулио Андреотти, семь раз избиравшемуся на пост премьер-министра Италии, неоднократно обвиненному в связях с коза ностра, но всякий раз выходившему сухим из воды. Фильм сделан в нарочито клиповой манере, а сам Андреотти выставлен персонажем комикса, этаким человеком-хамелеоном, который всей своей жизнью доказал, что политика — даже не театр, а балаган, в котором люди не актеры, а тупые и жалкие марионетки.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (50) 29 мая 2008
    Зарплаты
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Фотополигон
    Реклама