Иллюзия сложности

26 июня 2008, 00:00

От редакции

В советское время судьям предъявлялись минимальные требования. Предполагалось, что судья должен просто уметь грамотно написать судебное заключение. По-настоящему соревновательным судебный процесс у нас не был, а решения суда, как правило, не оспаривались ни адвокатами, ни прокурорами.

Но безмятежная жизнь судейского сословия закончилась с перестройкой, которая привнесла в суды дух конкуренции. Появились яркие, талантливые адвокаты, искусно владеющие риторикой. Явно переигрывая прокуроров, они уличали и судей, из рук вон плохо следивших за соблюдением элементарных процедур следствия и судопроизводства.

Отечественная Фемида была посрамлена новым поколением независимых юристов, а вскоре ее еще нагнули и посадили на короткий поводок — дело ЮКОСа продемонстрировало, насколько судебная система стала зависимой от государственных институтов. Сегодня мы имеем то, что имеем: зависимую и некомпетентную судебную машину, которая не может выполнять свою основную функцию — гарантировать обществу соблюдение правил игры.

Но мы уже дозрели до понимания, что, если эту судебную систему не изменить, наша жизнь погрузится в пучину гражданских и политических конфликтов. Семья, граждане, государство и бизнес в равной мере нуждаются в соблюдении правил и авторитете арбитра.

Решение проблемы можно разбить на два этапа — задачи срочные и долгосрочные.

Довольно быстро можно очеловечить судебную машину, которая сегодня почти всегда осуждает и никогда не оправдывает. Судейская корпорация просто могла бы принять политическое решение не выносить приговоров по максимуму, предусмотренному законодательством. Уже сейчас можно было бы избавиться от коррумпированных и неграмотных судей — самые одиозные из них прекрасно известны коллегам, адвокатам, бизнесменам, прессе и даже преступникам. Можно было бы позаботиться об изменении процедур назначения судей. В частности, ввести адвокатов в состав квалификационных комиссий, аттестующих судей. Это поставило бы заслон перетеканию в суды кадров из правоохранительных органов и прокуратуры и тем самым ослабило бы узы корпоративной солидарности следствия и суда. Можно обеспечить всем гражданам свободный доступ на процессы, что, кстати, вполне позволяет действующее законодательство, хотя на практике в залы суда удается попасть только тем, кто имеет отношение к рассматриваемому делу. Можно также ввести систему видеозаписи судебных заседаний и создать архивы для их хранения. Все это и многое другое можно сделать уже сейчас.

А вот самая главная долгосрочная задача — создание независимой судебной корпорации, основанной на принципиально новой этике и правовой культуре. Увы, сегодня судью, вынесшего оправдательный приговор, коллеги сразу начинают подозревать во взяточничестве. Значит, корпоративная этика основывается на запрете оправдания в принципе. Значит, причина любого «ненормального» поступка судьи — коррупция. Кадровый состав российских судов ни сегодня, ни завтра не обновить. Но стоит подумать о тех, кто находится на студенческой скамье. Пока качество юридического образования у нас ниже всякой критики. Многие дипломиро­ванные юристы не владеют навыками юридического письма и не в состоянии составить простейшие документы. Да и уровень коррупции при поступлении на юрфаки пока один из самых высоких.

Но все это — не тупики, это просто проблемы, которые можно решать. Это непрозрачность судебной системы создает иллюзию ее крайней сложности. И кажется, что здесь требуются какие-то неординарные действия. Да нет же! Все гораздо проще. И способы решения не так уж мудрены. А если и на этот раз ничего не получится, значит, не было на то ни политической, ни народной воли.