Военное предпринимательство

Актуально
Москва, 10.07.2008
«Русский репортер» №26 (56)
В 2007 году к уголовной ответственности за различные преступления были привлечены 224 старших офицера Российской армии (в том числе 180 полковников и 16 генералов). Эти цифры на прошлой неделе обнародовал председатель комиссии Общественной палаты РФ по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей Александр Каньшин. По его словам, на «откатах» и «посреднических услугах» государство ежегодно теряет до 30% расходов на силовые структуры. Какие виды хищений получили наибольшее распространение в ВС России?

В армии традиционно существует воровство солдатское, офицерское и генеральское — чем выше по иерархической лестнице, тем масштабней.

О том, сколько можно выручить за горсть патронов, гранату или даже автомат, военнослужащему расскажут сразу за воротами части, где зачастую отираются граждане с криминальным прошлым и будущем — истинные ценители российской военной техники.

Ежегодно с армейских складов исчезает от 300 до 500 единиц стрелкового оружия. Чаще это единичные случаи, но иногда чувствуется рука профессионала. Так, в 2005 году во время проверки в одной из приморских частей было установлено, что со склада пропали 118 автоматов, 15 снайперских винтовок, 3 ручных противотанковых гранатомета и 2 пулемета ПКТ. Под подозрение попали начальник части по ракетно-артиллерий­ско­му вооружению и прапорщик — начальник склада. В таких случаях, если следствие не обнаруживает улик, ответственные лица отделываются обвинением в халатности. И все-таки распродажа военного имущества — наиболее опасный вид армейской торговой деятельности, и решаются на него лишь «горячие головы».

Более типичные виды армейского воровства встречаются в тыловых службах. Заместитель командира части по тылу вкупе со своими подчиненными — начальниками склада горюче-смазочных материалов, вещевой или продовольственной службы — могут успешно вести торговую деятельность, долго оставаясь в тени. Особенно если командир части, подразделения, группы войск или даже целого округа вступил с ними в сговор.

Можно также заработать на закупке стройматериалов или строительстве — сфера и в гражданской-то жизни весьма привлекательная для мошенников… Впрочем, куда им до бывшего начальника Главного управления военного бюджета и финансирования Минобороны РФ Георгия Олейника! Сейчас он отбывает 5-летний срок за совершение сделки по приобретению стройматериалов на сумму $460 млн. Ущерб от его действий оценили в $317 млн.

Закупка продовольствия для нужд армии — тоже дело весьма доходное: размер отката здесь может составлять от 5 до 30% в зависимости от суммы контракта. Но и это еще не все: закупленную партию можно продать обратно, пусть и со скидками. Известны случаи, когда высокопоставленные военные создавали весьма прибыльный бизнес. Жена генерала Виктора Казанцева, например, умудрилась стать главным акционером мясокомбината «Каневский» в столь знакомом генералу по боям в Чечне Северо-Кавказском военном округе. Когда же отношения с женой испортились, генерал через суд доказал, что именно он является настоящим владельцем предприятия. И суд ему поверил. Сейчас генерал может себе позволить выступать в суде в роли истца — он уже в отставке, а в свое время успешно совмещал военную службу с доходным семейным бизнесом.

Наконец, склады горюче-смазоч­ных материалов (ГСМ) — содержимое этих резервуаров подлежит расхищению чуть ли не в первую очередь! Погорели на этом деле командир в/ч  44860 подполковник Василий Кукушкин и начальник хранилища ГСМ старший прапорщик Иван Афанасьев, получившие в итоге по 7 и 6 лет колонии соответст­венно. Ущерб, нанесенный ими государству, оценили в 48 млн рублей.

Сами военные не торопятся назвать реальные цифры хищений и даже не разглашают имена «героев» армейского черного рынка. Но это не значит, что они не пытаются бороться за чистоту своих рядов, особенно после прихода в их ведомство гражданских министров. Прежде всего решено было лишить тыловиков возможности получать откаты на закупках продовольствия для армии. Теперь они должны составлять заявки в тендерный комитет, который будет проводить конкурс среди производителей (ранее заказ могли получить даже посред­ники-перепродавцы), аналогичным образом отныне будет закупаться практически вся гражданская продукция. Систему военных продовольственных складов и ГСМ собираются упразднить — с производителями питания планируется заключать годовые контракты, а хранение горючего будет доверено частным компаниям.

Меняется также система проверок и инспекций — они будут проводиться по веерной схеме. Ранее комиссия объезжала части одну за другой, и командиры имели возможность предупреждать друг друга. Теперь соседние части будут проверять одновременно. Эта мера уже привела к сокращению на 40% хищений в службе тыла Московского военного округа. Оценить же эффективность всего комплекса мер, направленных на борьбу с коррупцией в армии, пока нет возможности: военные не спешат разглашать свои тайны.

Фото: Photoxpress; Алексей Куденко/Коммерсант

У партнеров

    «Русский репортер»
    №26 (56) 10 июля 2008
    Авиация
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама