Военного аппетита!

24 июля 2008, 00:00

Удивительное дело: множество самых привычных продуктов обязано своим появлением на свет военным действиям. Бульонные кубики, консервы и растворимый кофе рождались, можно сказать, в пороховом дыму. Само их существование было оправдано экстремальной жизненной ситуацией: если не войной, то ее ожиданием или тяжелыми послевоенными временами. В мирной жизни употреблять все эти изобретения в пищу считалось неуместным: питаться было принято размеренно и основательно. То ли дело сейчас, когда времени на еду — как у солдата на поле боя

Растворимый кофе

Единственный продукт с военной историей, который с момента своего изобретения становится все лучше и лучше, — это растворимый кофе. В 1901 году американский химик японского происхождения Сатори Като, впервые представил его широкой публике на Всеамериканской выставке в Буффало. Напиток создавался для снабжения армии, и его главными достоинствами были долгий срок хранения и простота приготовления. Отношение мирного населения к растворимому кофе долгое время было враждебным, однако общее ускорение жизни заставило потребителей пересмот­реть свои взгляды.

Консервы

Заказчиком научных изысканий в области консервации продуктов стал Наполеон. Накануне первой итальянской кампании, в 1795 году, он посулил 12 тыс. франков тому, кто изобретет способ долгого хранения еды. Французский повар Никола Франсуа Аппер догадался, что еда, закупоренная в банки, а затем прокипяченная, может храниться хоть целый год. Производство консервов тут же поставили на поток. Позже патент на него выкупили англичане, а Питер Дюран догадался поместить продукты в жестяные банки. Жестянки тут же стали поступать на армейские склады. С тех пор ассортимент консервированных продуктов сильно расширился, а некоторым из них даже посчастливилось войти в историю современного искусства. Сегодня жестяные и стеклянные банки уже не ассоциируются ни с дефицитом, ни с военным временем. Только со скоростью приготовления и употребления.

Лапша быстрого приготовления

«Быстрая» лапша для подготовки к употреблению требует немногим больше времени, чем откупоривание кильки в томате, а стоит ненамного дороже бульонного кубика, и потому народная любовь к ней широка и глубока. Это отра­зилось во множестве нежных прозвищ любимой еды — бич-пакет, например. Лапша — это идеальный скоростной обед. Она дешевая, пахучая, а на желудок производит впечатление настоящей еды. Правда, пользы от нее — как от бульонного кубика, но все недостатки искупает скорость насыщения. С точки зрения траты времени даже обед в фастфуде на фоне заварной лапши выглядит как посещение ресторана высокой кухни. Заварную лапшу быстрого приготовления японец Момофуку Андо изобрел после Второй мировой войны. Есть в Японии было совершенно нечего, а сам Момофуку был безработным — в таких жестких условиях он приступил к созданию недорогого, но вкусного продукта.Если с тех пор «быстрая» лапша и изменилась, то только в худшую сторону. Свою первую лапшу Момофуку пропитывал натуральным бульоном, обходясь при этом без искусственных консервантов и ароматизаторов.

Бульонные кубики

Самый дешевый аналог настоящей еды — бульонный кубик — поначалу был вполне невинным продуктом без канцерогенов. В 1870 году молодой Юлиус Магги получил в наследство мельницу в городе Кемптал, недалеко от Цюриха: пользы от нее было как в той сказке, и молодой предприниматель закупил устройство для сушки овощей. Овощная мука положила начало производству быстрых супов. А потом муку придумали прессовать — вот вам и кубики. На волне эмансипации и благодаря активной рекламе дела у Магги шли совсем неплохо,к тому же грянула Первая мировая, и кубики стали закупать для действующей армии. Второй взлет популярности кубиков пришелся на Вторую мировую, а третий мы переживаем сейчас — потому что очень нуждаемся в быстрой еде.

Майонез

Майонез, украшение нашего стола, — старинное военное изобретение. Самая популярная версия его происхождения такова. Во время Семилетней войны город Маон, столица испанского острова Менорка, многократно переходил из рук в руки. Когда захваченный французами под предводительством герцога де Ришелье — родственника знаменитого кардинала — город осадили англичане, французы скоро подъели все запасы, кроме яиц и оливкового масла. Яичная диета так их утомила, что один из поваров провел смелый кулинарный эксперимент: растер яичные желтки с сахаром и солью, а затем смешал с оливковым маслом и лимонным соком. Вкусный и питательный соус очень понравился герцогу. Понятно, что французы осаду выдержали. Соус, названный по имени города «маонез», стал «майонезом» благодаря грамматической ошибке, допущенной позже в поваренной книге. Но майонез, который мы едим сейчас, приготовлен совсем не по маонскому рецепту. От классического образца остались одни яйца, да и те пищевая промышленность заменила на яичный порошок. В общем, маонские осажденные вряд ли оценили бы этот продукт.