Море противоречий

24 июля 2008, 00:00

На прошлой неделе очередное дипломатическое сражение разгорелось между Японией и Южной Кореей, хитроумно решившей подключить к нему еще и Россию. Корейцы показывают нам пример наступательной дипломатии

Началось с того, что Министерство просвещения и науки Японии выпустило учебно-мето­дическое пособие, в котором наши Южные Курилы и южнокорейские острова Токто названы исконными японскими территориями. С 2012 года издатели учебников и преподаватели в Японии должны будут руководствоваться этим новым пособием. Российский МИД промолчал. А корейский решил, что это его дело и, не дожидаясь 2012 года, отозвал из Токио своего посла и заявил японскому МИДу решительный протест.

Однако протеста и отзыва посла корейцам показалось мало. Решив ответить японцам их же «террито­риально-историческим» оружием, они активизировали начатую еще в 1970-е годы кампанию по пере­именованию Японского моря в Корейское или, на худой конец, в Восточное, а для большего эффекта предприняли попытку втянуть в нее Россию. Резон понятен: после последних японских директив Россия оказалась для Южной Кореи «товарищем по несчастью», ведь пересмотр истории должен коснуться и Курил.

Корейские дипломаты заявили, что их правительство «при случае обратится к российским органам, имеющим отношение к картографии, с разъяснением своей позиции». И это накануне намеченного на сентябрь визита корейского президента Ли Мен Бака в Москву. А позиция у Сеула такая: до начала ХХ века в каждой из стран море называли по-своему, но когда дело дошло до выяснения его официального международного названия, Япония уже успела оккупировать Корею и за неимением официального оппонента продавила в Международной гидрографической организации свою версию. России же — третьей стране, чьи берега омывает «спорное море», — до этих споров в начале ХХ века дела, понятно, не было: других проблем хватало, да и  вышла она к этому морю тогда еще совсем недавно и исторических претензий на его название не имела.

Таким образом, «Японское море» по версии корейцев — это очередное наследие агрессивной империалистической политики японских милитаристов, ставших наряду с фашистcкой Германией главными поджигателями и виновниками Второй мировой войны. Все это они скрупулезно подтверждают со старинными европейскими картами в руках, а для привлечения в союзники России раскопали и российские карты XVIII века, где море именуется «Корейским».

 pic_text1

Склока из-за названия моря выглядит, конечно, бурей в стакане воды. Однако когда соседи собираются объяснять своим детям в школе, что часть твоей территории — их неотъемлемая собственность, то и грамотно организованная буря в стакане сгодится, если на нее серьезно реагируют. И хотя корейско-японский спор за острова Токто (Такэсима по-японски) на фоне нашей курильской проблемы выглядит почти несерьезно — и по площади, и по населенности все острова Токто в тысячи раз меньше одного нашего Итурупа, — Южная Корея все же отозвала из Токио посла, а Россия промолчала.

Понятно, что японцы претендуют на Курилы уже больше полувека и переговорный процесс по этому вопросу находится в таком глубоком тупике, что все уже утратили кнему реальный интерес — никаких подвижек нет. Но ведь и с Токто такая же ситуация, однако корейский МИД исправно возмущается в ответ на любую попытку Японии вспомнить о своих территориальных претензиях. И ничего — взаимные инвестиционные потоки не иссякают, а до японо-корейского торгового оборота нам еще работать и работать.

Теперь вот в результате пассивности нашего МИДа корейские дипломаты вынуждены напоминать России, что Япония предъявляет нам свои территориальные претензии, и предлагать совместные дипломатические контрвыпады. Понятно, что корейцы действуют в своих интересах и в их игры вокруг названия Японского моря нам играть не обязательно. Но их напоминание нашим дипломатам о том, что мелочей в территориальных диспутах не бывает и реагировать нужно на любой ход оппонента, представляется очень даже стоящим и своевременным.