Зачем они туда приехали?..

14 августа 2008, 00:00

Мы решили не приводить те детские прогнозы, в которых в той или иной форме используются слова «телепорт» или «телепортация». Уж больно их много! О волшебном портале, в который вошел здесь, а вышел где-то в другом месте, мечтают почти все. Наивно? Смешно? А между тем математик Михаил Блинкин, один из экспертов по части транспортных проблем, относится к этой теме вполне серьезно. В качестве комментария мы решили опубликовать его небольшое эссе о возможностях телепортирования

Мне задали вопрос, резко выделяющийся из череды обычных вопросов, которые ежедневно приходят из различных СМИ на адрес эксперта-транспортника: что изменится в жизни людей и городов, если человечество овладеет технологией телепортации?

Постараюсь ответить на него, полностью абстрагируясь от инженерно-физической реальности/нереальности такой технологии.

В 1972 году классик мировой транспортной науки Денос Газис (1930–2004), выступая на страницах журнала American Scientist, заметил: «Мы создали сложную математическую теорию, касающуюся того, что делать с массой автомобилей, которая скопилась на улицах и перекрестках городского центра, и выработали на ее основе полезные инженерные рецепты. Дело, однако, в том, что для дальнейшего продвижения нам невозможно обойтись без ответа на вопрос: зачем все они туда приехали?»

Вопрос «зачем» является, пожалуй, ключевым для анализа перспектив применения любой, пусть самой фантастической транспортной системы.

В среднем каждый городской житель перемещает свое бренное тело на 5–10 тысяч километров в год. Соответственно в любом крупном городе выполняется грандиозная транспортная работа, измеряемая миллиардами (а то и десятками миллиардов) пассажиро-километров. Подавляющая часть этих объемов приходится на обслуживание трудовых маятниковых перемещений и поездок с простейшими культурно-бытовыми целями.

Рассмотрим для начала поездки к рабочим местам в сфере материального производства. Очевидно, что цивилизация, овладевшая технологией телепортации, задолго до этого должна была бы решить вопросы роботизации и автоматизации всего связанного с перемещением и переработкой любых материальных объектов. Значит, по крайней мере не придется телепортировать из Гольяново на Павелецкую упаковщицу шоколада на фабрике «Рот-Фронт». Уже легче…

Что касается поездок к рабочим местам в сфере информационных технологий, то они и сегодня представляются забавным анахронизмом. После утреннего душа мы с вами включаем домашний компьютер, просматриваем почту и новости в интернете, завтракаем, а потом едем через весь город на автомобиле или метро, чтобы включить точно такой же компьютер на рабочем месте. Ну, и зачем мы это делаем?

Теперь о любых поездках с культурно-бытовыми целями: покупки, потребление общераспространенных культурных ценностей, медицинские обследования и все такое прочее. Человечество уже овладело многими технологиями, необходимыми для отказа от таких поездок; остальным, скорее всего, тоже научится гораздо раньше овладения телепортацией. Трудно себе представить ситуацию, когда мы уже научились разлагать своего ближнего на элементарные частицы, отправлять его куда-то далеко в цифровом коде и аккуратно собирать обратно, но все еще не умеем исправлять в его бренном теле какие-то частные недостатки.

Как видим, задолго до изобретения телепортации подавляющая часть упомянутой транспортной работы станет излишней — со всеми очевидными (и далеко не очевидными!) последствиями для жизни людей и человеческих поселений.

Есть очень немного неустранимых поводов для перемещения своего бренного тела из точки «А» в удаленную точку «Б», от которых человечество не откажется, надеюсь, никогда: жажда новых знаний и впечатлений, охота к перемене мест, душевные привязанности, любовь, секс…

Впрочем, здесь возникает другой вопрос: а может ли вместо меня потребить все эти вечные ценности моя биологическая копия, восстановленная по цифровому коду на другом конце планеты или в иной галактике?

Но здесь я умолкаю — это уже не про транспорт, и не про расселение; это совсем про иные материи…

М. Я. Блинкин, Москва, Россия, планета Земля, начало XXI века