Немереный ум

28 августа 2008, 00:00

Узнать правду о своем или чужом уме с помощью тестов интеллекта шансов не больше, чем развить интеллект, разгадывая кроссворды

Психологов в Москве стало как грибов после дождя — я вот, например, психолог, и жена у меня психолог, и сестра психолог, и друзья психологи, и студенты мои, и коллеги... Такое впечатление, что скоро все будут психологами. И вся эта армия психологов неустанно подвергает психологическому тестированию остальных людей, еще не успевших стать психологами.

Эпидемия тестирования давно вышла за рамки профессионального заболевания. В большинстве приличных компаний с помощью тестов испытывают потенциальных менеджеров. Кстати, многие наивно полагают, что слово «менеджер» обозначает что-то вроде «управляющего», тогда как дело обстоит ровно на­оборот: «менеджер» в современном русском языке означает «управляемый»; наемный работник.

Потенциальные и состоявшиеся менеджеры, приходя домой, тоже не прочь взяться за тесты. Приятно примерить на себя лестный диагноз типа: «В сказке про Белоснежку и семь гномов ты — Белоснежка». После этого можно с удвоенным энтузиазмом заполнять сметы, составлять договоры и подводить балансы. Понятно, что любительским тестам верить не стоит: это не более чем развлечение.

Но инструментам, которые используют профессионалы, — им ведь стоит доверять, не правда ли? Неправда, отвечу сам себе. Если психолог, работающий HR-менед­жером (так нынче именуются кад­ровики), беседуя с соискателем, не может без тестов составить адекватное суждение о человеке, какой же он профессионал? Тесты нужны прежде всего, чтобы искусство психологов превратить в механический конвейер. Идеальный тест был бы способен заменить умного кадровика. Но такой тест никогда не создадут — кадровики могут спать спокойно. Ум, так же как совесть или любовь, нельзя измерить. Измерению поддаются только мертвые вещи.

По легенде, жил когда-то царь Мидас: все, чего он касался, превращалось в золото. В этом были как свои плюсы (богатство, например), так и минусы (кушать не мог). Все, к чему прикасается наука, теряет душу, превращаясь в механизм, — ученые имеют дело с механическими моделями реальности, человека, ума — всего. В этом тоже есть свои плюсы (можно все измерить) и минусы (душу-то потеряли!).

И потом, совершенно непонятно, что именно характеризует полученная цифра: коэффициент интеллекта или IQ. Интеллект как многослойный пирог: одни люди умно думают, другие умно чувствуют, третьи умно действуют. Один хорошо решает задачки, другой не упустит своей выгоды, у третьего, как говорится, «умные руки», способные починить что угодно, — кто из них умнее? Джон Гилфорд, известнейший специалист в области интеллекта, разделил его на полторы сотни разных способностей — и это без учета творческих дарований или интуиции.

Многие психологи пытались изучить и измерить «специальные интеллекты»: социальный, моральный, эмоциональный. Но, подсчитывая, допустим, коэффициент эмоционального интеллекта (EQ), мы сталкиваемся с той же проблемой: очень уж неодинаково он устроен. И, опять же, распадается на разные способности: один человек лучше осознает свои эмоции, другой — чувства собеседника; третий способен управлять настроением окружающих.

В 1930-е годы знаменитый советский психолог Александр Лурия совершал экспедицию по узбекским кишлакам. Декхане при тестировании показывали убогие результаты — например, не могли убрать лишний предмет из списка: молоток, пила, полено, топор. «Все ведь нужно», — говорили они. В отчаянии Лурия подсказывал: «А вот один человек сказал, что лишним является полено, потому что остальное — инструменты, а полено нет». Аксакалы качали головой: «Наверное, у этого человека было много дров!» И как же измерить эту пропасть в мышлении между психологом и жителем кишлака? Каждый из них по-своему умен. К слову, ходит легенда, что Лурию тогда чуть не арестовали — за восторженную телеграмму коллегам: «У узбеков нет иллюзий!» Какие-то бдительные товарищи решили, что речь идет не об иллюзиях восприятия, а об иллюзиях по поводу советской власти. Тоже ведь разные культуры и разный интеллект.

Гораздо интересней понять, как другой человек видит мир, чем пытаться приписать ему какой-нибудь «коэффициент». Собственно, этим сейчас и занимаются многие психологи, перейдя к изучению когнитивных стилей — стратегий решения жизненных задач, используемых разными людьми. В общем, вместо вопроса «Каков ваш коэффициент интеллекта?» психологи постепенно начинают задавать другой: «Какими способами вы решаете те или иные задачи?»