Средний клан

Сцена
Москва, 11.09.2008
«Русский репортер» №34 (64)

О среднем классе можно говорить только «грубо». Так вот, «грубо говоря», есть три воззрения на средний класс: социологов, политиков и людей, неискушенных во всех этих премудростях. Согласно опросам различных социологических служб, примерно 60% россиян называют себя средним классом. Однако по формальным критериям ученых только 20% из нас могут претендовать на допуск в эту касту. Политики вообще считают, что разговор о среднем классе нужен, однако никакой концепции среднего класса нет. А раз нет концепции, то и различить его в нашей социальной реальности непросто. Примерно так высказался на февральской пресс-конференции тогда еще президент Владимир Путин.

Разница трактовок объясняется просто. Для обычных граждан принадлежность к среднему классу — вопрос признания: «Я — такой как все, нормальный, средний и пр.». Для ученых наличие широкой прослойки людей со средними доходами и схожими ценностями — показатель развитости общества: показатель его стабильности, демократизации, социального доверия и процветания. Для политиков удельный рост средних слоев — самый общий и важный критерий оценки работы государственной машины: насколько эффективно государство обеспечивает интересы большинства населения. Вот такие три непохожие правды и точки зрения — повсе­дневность, идеал и социальная реальность.

Один из главных критериев принадлежности к среднему классу — уровень доходов. В США, где структура общества много сложнее, чем у нас, где различают несколько прослоек среднего класса, уровень доходов в нем определяется приблизительно в $100 тыс. на человека в год ($8300 в месяц). Средний уровень доходов в нашей стране, по данным Росстата, составил в этом году $700–800 в месяц, что дает $8400–9600 в год. То есть, согласно этому очень условному показателю, доходы среднего россиянина в 10 раз ниже, чем среднего американца. При этом правительство установило для себя на будущее маячок: по словам главы Минэкономразвития Эльвиры Набиуллиной, к 2020 году средний доход россиянина должен составить $30 тыс. в год, то есть $2,5 тыс. в месяц. Однако уже сегодня такой доход воспринимается некоторыми, в особенности теми, кто живет в крупных мегаполисах, как довольно скромный: можно позволить себе импортную машину среднего класса, раз в году отдохнуть в Турции или Египте, но только в том случае, если нет необходимости решать жилищный вопрос — снимать или покупать квартиру. Лишь к 2020 году, обещает правительство, 60–70% населения будет жить согласно этому довольно скромному по сравнению с развитыми странами стандарту. В США так живут представители «низшего среднего класса», то есть 33% населения.

Во всех этих ориентирах социальной политики есть парадокс. С одной стороны, они выглядят как благое пожелание, масштабная и почти неподъемная задача. С другой стороны, поставленная цель настолько скромна, что больше похожа на борьбу с бедностью, чем на формирование среднего класса. Если средний класс «создавать», определяя его лишь уровнем доходов, тогда о его появлении придется в конечном итоге просто забыть. В лучшем случае правительственная опека может превратить нас в хороших работников и добрых потребителей. Путь в средний класс много проще и человечней. Ведь это просто сообщество симпатизирующих друг другу людей. Входной билет в эту привилегированную касту постиндустриального мира подразумевает не только определенные доходы, но и доверие к обычным прохожим, способность непринужденно поболтать с незнакомцем.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №34 (64) 11 сентября 2008
    Потребление
    Содержание:
    Средний клан

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама