Бунт белого человека

Актуально
Москва, 18.09.2008
«Русский репортер» №35 (65)
На прошлой неделе послов США выслали из Боливии и Венесуэлы; президент Гондураса отказывается принять верительные грамоты очередного американского посланца. Катализатором дипломатического скандала стали беспорядки в Боливии, в которых президент страны Эво Моралес обвинил США. Демонстранты убивают друг друга на улицах, радикалы взрывают газопроводы, пять из девяти департаментов страны грозят отделением. Возможно ли свержение первого в мире президента-индейца?

Боливийская оппозиция уже показала президенту мощь своего гнева: газопровод в Бразилию перекрыт (что лишает центр главного источника пополнения казны), а на референдуме об отделении сепаратисты недобрали каких-то 5% голосов и уже грозят новым плебисцитом. При этом само отделение больше смахивает на выталкивание столицы с парой-тройкой нищих провинций из состава государства. Да и столицей-то Ла-Пас, где расположена резиденция Эво Моралеса, можно назвать с большими оговорками: по Конституции, официальная столица Боливии — город Сукре, в котором находится Верховный суд. А крупнейшим и богатейшим городом страны является Санта-Крус-де-ла-Сьерра. И оба эти города расположены в провинциях, грозящих отделением.

Один только мятежный департамент Санта-Крус — это треть территории и ВВП страны. А главное — именно здесь, на востоке, сосредоточены все нефтегазовые ресурсы, составляющие 80% всего национального богатства страны. Восток и запад Боливии вообще разделяет пропасть, как в прямом, так и в переносном смысле: на западе горы, на востоке равнина; на западе плантации коки, на востоке нефть и газ; на западе бедные индейцы, на востоке богатые потомки белых колонизаторов. У кого нефть, у того и деньги, а значит, и власть.

Правда, индейцев в стране больше, и в 2005 году этот фактор наконец-то «выстрелил»: президентом впервые был избран представитель коренного населения. Естественно, защитник неимущих, сын бедного крестьянина, ярый социалист, антиглобалист, обличитель международного капитала и борец за всеобщее равенство. Придя к власти в стране, где два века правили потомки колонизаторов, он обещал «дать по рукам» международным нефтегазовым корпорациям, разделить доходы от недр поровну и защитить интересы кокалерос — людей, занимающихся выращиванием и сбытом коки. Еще бы — свою политическую карьеру он начал как лидер именно их профсоюза.

Сидящие на нефти и газе восточные провинции, прекрасно ладящие с «грингос», естественно, взбунтовались. А мировые СМИ, особенно российские, поспешили разглядеть в этом конфликте новый передний край сражения между социализмом и капитализмом, да еще под самым носом у Вашингтона, сдающего одну за другой свои международные позиции. Шумовое сопровождение акций «народного президента» не дает толком разобраться в малоизвестных у нас политико-экономических и исторических реалиях далекой Боливии.

Во-первых, дела Моралеса никак не поспевают за его лозунгами. Он действительно грозил буржуям национализацией, но ни одна иностранная нефтегазовая компания не стала собственностью государства. Неистовый Эво национализировал лишь недра — то есть просто подкорректировал правила игры для иностранцев. Они, конечно, сначала расстроились, но тут же все посчитали и поняли, что все равно остаются далеко не в убытке. И остались работать в стране.

Во-вторых, серьезного перераспределения природной ренты между богатым «белым» востоком и нищим «красным» западом так и не произошло. Пропасть между ними остается огромной. Кроме того, менталитет горных индейцев Боливии не таков, чтобы ринуться в бой за свои права. По словам нашего дипломатического источника, хорошо знакомого с ситуацией в стране, они действительно живут бедно, но бедность их относительна: «Пока на доллар-полтора можно спокойно прожить целый день, а вечером еще и на бутылку пива хватает, эти люди не пойдут за бoльшим на баррикады». К тому же, несмотря на всю свою показную воинственность, никаких баррикад не хотят и жители богатого востока, прекрасно понимающие, что Моралес как пришел, так и уйдет, а деньги, ресурсы и власть от них никуда не денутся. А идти сейчас на отделение — значит в перспективе потерять кусок страны.

Что же до Вашингтона, то степень его поражения в Боливии тоже сильно преувеличена. Зависимость Ла-Паса от США никуда не исчезла: 70% традиционного боливийского экспорта приходится на Соединенные Штаты. И это не энергоресурсы, которыми умело манипулирует венесуэльский друг Моралеса Уго Чавес. Свои углеводороды Боливия поставляет соседям вроде Бразилии и Парагвая, поскольку трубопроводов в США из Боливии нет, а супертанкеры к боливийским берегам не причалят: выход к морю был отнят у страны соседом — Чили — еще в позапрошлом веке. Поставляет же Боливия в США прежде всего текстиль. Но если Америка без боливийского текстиля еще перетопчется (китайцы ее без одежды не оставят), то Боливии без американского рынка придется очень туго.

«Пока на доллар-полтора можно спокойно прожить целый день, а вечером еще и на бутылку пива хватает, эти люди не пойдут за бoльшим на баррикады»

Впрочем, кровавой резней или развалом Боливии этот кризис, скорее всего, не грозит, да и для США он сам по себе не означает серьезного поражения в Латинской Америке. Опасно для Вашингтона другое — увеличение числа таких маленьких, но шумных противников в регионе и стремительно растущая сплоченность их рядов. Не успела Боливия выслать американского посла, как ее тут же поддержали Венесуэла и Гондурас. Но высланный посол — это еще не беда. Вот когда друзья Уго Чавеса вслед за ним начнут приглашать к себе российские стратегические бомбардировщики, а друзья Даниэля Ортеги признавать по примеру Никарагуа независимость бывших грузинских регионов, — тогда переход количества недовольства Вашингтоном в качество станет заметен всем.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №35 (65) 18 сентября 2008
    Катастрофа
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама