Карполь на линии атаки

Спорт
Москва, 18.09.2008
«Русский репортер» №35 (65)
70-летний Николай Карполь — волейбольный патриарх. За его плечами шесть Олимпиад и судьба, которую вряд ли кому-нибудь удастся повторить. И, несмотря на несметное число завоеванных медалей, кубков и прочих победных трофеев, амбиций и воли к победе у него меньше не стало

Этот человек не укладывается в традиционные представления о тренере-теоретике, стратеге или утонченном интеллектуале. С виду — типичный диктатор. Но не есть ли это «фирменный» знак многих великих наставников — Анатолия Тарасова, Виктора Тихонова, Константина Бескова, Валерия Лобановского, Виктора Алексеева, Сергея Вайцеховского, Игоря Турчина? Все они были людьми сложными, неуживчивыми, непримиримыми.

Когда-то давно, в 1970-е, я играла в «Уралочке». Так что с карполевскими «университетами» знакома не понаслышке. В 1974-м, когда команда вышла в высшую лигу, наши дороги разошлись. С тех пор пронеслась целая волейбольная эпоха. Но Карполь остался тем же, лишь голова поседела. Характер по-прежнему кипит, клокочет, вырывается наружу децибелами крика и искрами из-под густых бровей. От его волейбольных спектаклей, как и раньше, захватывает дух. Он к площадке — болельщики вытягивают шеи. Правда, от «фирменного» крика уже никто не шарахается — привыкли. И надо признать: очень не хватало карполевского натиска в олимпийском Пекине, где в сборной играли семь (!) «уралочек»: три действующих (капитан — Шешенина, Эстес, Пасынкова) и четыре бывших (Гамова, Година, Фатеева, Соколова). Почему девушки провалили пекинскую Олимпиаду с другим наставником сборной — отдельный разговор.

В том, что столицей российского женского волейбола стал областной центр Екатеринбург, а «Уралочка» четверть века была по сути сборной страны, — заслуга Карполя. Кто-то выложил в интернете рейтинг самых знаменитых жителей Екатеринбурга за всю историю: Карполь — восьмой в табели о рангах. А тройка лидеров выглядит так: Павел Бажов, Дмит­рий Мамин-Сибиряк, Эрнст Неизвестный. Даже изобретатель радио Александр Попов расположился позади Карполя!

Несостоявшийся математик

Он родился 1 мая 1938 года в Белоруссии, в деревне Березница Брестской области. О детстве, пришедшемся на войну, Карполь вспоминал: «Игрушек у меня не было. Я пас корову и коней — это и были мои игрушки».

Жизнь в оккупации, голод и страх. Похоронка на отца, потом еще на двух отцовских братьев. Деда и бабушку немцы расстреляли на пороге их собственного дома. Подорванное здоровье матери. После войны бедность такая, что маленький братишка отдан в детский дом. «Выживали всем соседским миром. Не по обязательству — по сердцу, — скажет потом Карполь. — И еще помогало государство». Шрамы трудного детства остались на всю жизнь.

В 1956 году, получив школьный аттестат, Николай Карполь вместе с другом решил уехать учиться в крупный промышленный город — Нижний Тагил. Там в профтехучилище он три года осваивал профессию мастера механического и колонкового бурения, а потом поступил на физмат Нижнетагильского пединститута. Энергии было столько, что, учась и работая, успевал бить рекорды института по кроссам, играть в баскетбол, волейбол… «Тогда я и предположить не мог, что тренерская работа станет моей судьбой. Я был уверен, что стану математиком», — скажет он много лет спустя.

С волейбольным мячом Карполь не расставался: еще будучи студентом, на базе индустриального техникума создал волейбольный клуб, потом тренировал республиканскую сборную общества «Трудовые резервы». Да еще одновременно — зарплаты-то были мизерные! — преподавал в вечерней школе физику и астрономию, а в проф­техучилище — техническую механику.

А потом он нашел свою «Уралочку», а «Уралочка» — своего тренера…

В роли камикадзе

Случилось это так. В 1966 году усилиями известного тренера Александра Кильчевского в Свердловске была создана женская волейбольная команда. Правда, называлась она тогда сухо официально: ДСО «Труд», а потом — ДСО «Зенит». «Уралочкой» ее назвали в 1968 году — девушки сами придумали команде имя на одном из собраний.

Команда Кильчевского добилась права выступать в чемпионате страны, даже вышла в высшую лигу. Но опыта не хватило, и в 1969-м она из высшего дивизиона вылетела. Кильчевский вместе с женой, «первой леди уральского волейбола» Розой Салиховой, покинул клуб и уехал в Москву. «Уралочке», в одночасье потерявшей тренера и нескольких закончивших выступления возрастных спортсменок, требовалось срочное обновление.

Были попытки пригласить наставников из Ижевска, Новосибирска, местных специалистов… Но на призыв никто не откликнулся: шутка сказать — поднимать команду с нуля! И тогда была предложена кандидатура Карполя. Он подумал и… согласился.

32-летнего тренера называли самоубийцей и камикадзе. Ноша, которую добровольно взвалил на себя новичок, казалась неподъемной: команда была средненького уровня, с огромным количеством проблем: слабой материальной базой, недостатком финансов, неустроенным бытом… Я хорошо помню тогдашнего Карполя — озабоченный, всегда куда-то спешащий, он носился со стопкой бумаг под мышкой по городу и по кабинетам, где пробивал, согласовывал, уговаривал, убеждал. Параллельно искал игроков, проводил ежедневные тренировки. В карполевской малогабаритной двушке временно поселялись и спортсменки, и коллеги-тре­неры… Карполь и его жена Галина — сначала игрок, а потом тренер «Уралочки» — искусно «утрамбовывали» пространство своей квартирки, и в ней всем хватало спальных мест.

Вообще трудно сказать, состоялся ли бы Карполь без жены. Она играла в команде, вне площадки опекала нас, совсем молоденьких девчонок, обустраивала домашний быт. Да еще растила маленького Васю. Сегодня многие шутят: сорок с лишним лет жизни с Карполем заслуживают как минимум звезды героя. Справедливо. Думаю, именно благодаря жене Карполь сумел пережить и свалившееся на семью горе, когда 25-летний сын с женой погибли в автомобильной аварии. После трагедии Галина Михайловна ушла из тренеров и стала мамой осиротевшему внуку.

Но все это позже. Пока же Карполь возводил свой волейбольный храм — основательно, последовательно, упорно. По всей России искал талантливых девчонок. Помню, тренироваться было негде, скитались по чужим площадкам. Пришлось пробивать строительство спортзала. Он торопился, сам помогал строителям — иногда к нашей вечерней тренировке не успевал смыть с себя цементный раствор. Одновременно думал, моделировал, конструировал новую команду. И сформулировал один из главных законов «Уралочки»: не приглашать уже готовых игроков, а тем более звезд. И, за очень редким исключением, не нарушал это неписаное правило.

Многое, как математик, просчитывал. Но в самых критических ситуациях в нем проявлялась какая-то иррациональная, несокрушимая вера в то, что делал. В перерыве одной из тренировок он вдруг сказал нам, уставшим, в насквозь мокрых от пота майках: «Ничего, девочки, терпите. Скоро обыграем московское “Динамо” и станем чемпионами страны»… Мы смеялись в ответ — мечта казалась несбыточной. Но все чаще думали: «А почему бы и нет?» Он учил нас,

Золушек, чувствовать себя принцессами.

Целеустремленный до фанатизма, он поставил перед собой фантастическую цель — стать чемпионом СССР — и бился за нее самоотверженно. Нескромность задачи его нисколько не смущала. Все случилось так, как он и предсказывал: 1973 год — чемпионы России, первый рывок в будущее; 1978 год — чемпионы СССР, московское «Динамо» низвергнуто с пьедестала.

Прославленный тренер, гранд отечественного волейбола Гиви Александрович Ахвледиани первым внимательно вгляделся в команду Карполя и разгадал ноу-хау «феномена из провинции»: «Карполь создает команду, строит тактику не от игроков. Их он растит под создаваемую им систему игры. Это интересный, но очень трудный эксперимент». Действительно, Карполь создавал свой, «странный» волейбол, не похожий на тогдашнюю «классику». Наращивал объемы тренировок до огромных, запредельных нагрузок. Решительно ушел от универсализации игроков и четко закрепил за каждой волейболисткой конкретные функции. Учил нас играть в новый, темповой, комбинационный волейбол с «прострельными» и укороченными передачами, быстрыми перемещениями блокирующих из зоны в зону, с новой тактикой страховки, планирующими подачами, акробатическими переворотами в защите…

Параллельно Карполь тренировал сборную СССР, которая в 1980 году выиграла золото московской Олимпиады. Но после неудачного выступления на чемпионате мира 1982 года в Перу, когда переживавшая смену поколений команда, возглавляемая Карполем, заняла шестое место, его сняли. Развенчанный и разжалованный тренер не реагировал на критику — молчал. Объяснял: «Сочтут за оправдание». Ему предлагали высокие спортивные посты в Свердловске и Москве, но он ответил отказом и занялся реконструкцией своей «Уралочки»: искал новые тактические схемы, наблюдал, экспериментировал, заимствовал, перерабатывал… «Добыча алмазов» уже была поставлена на поток: Свердловск выращивал все новых и новых блестящих волейболисток.

Газеты еще продолжали отыскивать причины провала сборной, а он взял и выдал беспрецедентный по дерзости фокус: создал в городе вторую команду мастеров — «Ура­лочку»-2, которая вскоре пробьется в суперлигу и целую пятилетку будет удерживать серебро — бок о бок с «золотой» «Уралочкой»-1. Потом появится и третья команда — как резерв. Позже Карполя за это долго будут упрекать: мол, весь российский волейбол сосредоточен в Екатеринбурге. Как будто кто-то мешал создавать подобные базы в Москве, Петербурге или любом другом городе России.

В 1990-е Карполь стал необычайно востребованным. Успевал всюду. Как — загадка. Одновременно тренировал сборные СССР и РСФСР и три собственноручно созданных свердловских клуба — две «Уралочки» и команду «Малахит» (резерв «Уралочек»). Работал в должности главного тренера загребской «Младости», вывел ее в чемпионы страны, трижды подряд брал серебро чемпионатов Европы и дважды — Кубок европейских чемпионов. Тогда же, будучи советником с правами главного тренера в «Мурсии», сделал ее трехкратным чемпионом Испании. А в 1995 году «Уралочка» и «Мурсия» бились друг против друга в финале Кубка европейских чемпионов — выиграла «Уралочка».

Про характер и ахиллесову пяту

Многие и сейчас считают, что в основе побед «деспота» Карполя — диктатура, жесткость и даже жестокость ради результата. Но кто работал с женщинами, тот знает: женскую природу трудно втиснуть в рамки абсолютных обязательств. И если бы «уралочки» разных поколений не чувствовали за жесткостью и криком тренера нечто совсем другое, давно бы разбежались из команды. Он никогда никого сурово не наказывал. Главная слабость — не переносит женские слезы. Куда девается в такие моменты «стальной» Карполь! Те из спортсменок, кто это понимает, пользуются его ахиллесовой пятой.

Он любит повторять: «Тренер — прежде всего педагог». Да, педагогика Карполя — особая, авторская, под высочайшим напряжением. Он всегда требовал строгого соблюдения дисциплины. Именно ею «Уралочка» отличалась от других команд. После московской Олимпиады, когда чуть ли не в один год сразу пять его чемпионок родили сыновей, многие шутили, что у Карполя даже детей рожают по команде.

Ученые утверждают: за все отвечают гены. А Карполь упрямо твердит: «Главное — характер и сила воли». У него чутье на игроков. Он находил алмазы повсюду, но бриллиантами становились только девушки с характером и волей. Физические и психологические нагрузки, с помощью которых «Уралочка» растила своих чемпионок, до сих пор вызывают сочувствие у игроков других команд. Одни только двухмесячные сборы по физподготовке в Алуште чего стоят! Знаю, видела, испытала — трехразовые тренировки в немилосердную жару: утром акробатика и занятия с отягощениями на песке (та еще пытка!), днем — игровая тренировка, вечером — прыжки-пробежки по песочно-опилочной дорожке. Каждые три дня — выматывающий кросс через гору Демерджи. Не все выдерживают. Кто не выдерживает — уходит.

Его кредо — достижение максимального результата всегда и везде. И суровые будни «Уралочки» таковы, что проявлять характер нужно постоянно: болит — терпи, устала — соберись, не можешь — играй через «не могу»… Серьезная травма — прилагай все усилия, чтобы скорее ее залечить: свято место пусто не бывает. Это жестко, жестоко. Но так в спорте. И так в жизни. Карполь понимает, что делает.

Кричит — значит любит!

На площадке Карполь кричит до хрипоты, срывается на фальцет, теряет голос. О нем писано-переписано: некорректный, грубый… Устал объяснять: «Это не истерика, не эпатаж, а инструмент тактики, педагогический метод».

Наше поколение «уралочек», взращенное методами еще советской педагогики, относилось к карполевским крикам без надрыва и обид, чувствуя, где нужно реагировать, а где и промолчать: ну, подумаешь, кричит! Но и новое поколение — свободолюбивое, выросшее при демократии — тоже вполне спокойно воспринимает карполевские децибелы. Слушают, подчиняются, выигрывают. Он объясняет: «Я всегда учитываю характер человека, его психологические особенности. Никто не может упрекнуть меня в том, что я во время игры кого-то оскорбил. Смысл моих эмоций один: “Найди в себе силы превзойти себя — тогда и соперника сломишь!”»

Любимый призыв Карполя давно стал классикой: «Глаза должны гореть!!!» Когда он это кричит, сам полыхает энергией. Впрочем, признается: «Есть немного театра, есть…» В финале сеульской Олимпиады 1988 года Карполь внезапно замолчал. Спортсменки растерялись. Наша сборная проигрывала третий сет перуанкам со счетом 6:12 (!). Но как только его голос «прорезался», девчонки вздохнули спокойно, все встало на свои места. И выиграли золото.

«Не мешает ли вашему имиджу такая манера ведения игры?» — не раз пытали его журналисты. Карполь отбивался: «В Екатеринбург часто приезжает Олег Табаков — и всегда аншлаг! Мешает ему то, что он сыграл роль фашиста? Я тоже играю свою роль, только перед очень большой аудиторией. Но, покидая спортзал, оставляю свой актерский костюм на вешалке». Трибуны не понимают карполевский кодовый язык. Им кажется, что тренер приговаривает девчонок к смертной казни.

Но крикливый Карполь умеет и молчать. К примеру, он никогда не хвалился публично долголетней, еще с обко­мовско-партийных времен, дружбой с Борисом Ельциным и не давал откровенных интервью на тему «Как меня любит президент». Хотя с Ельциным они были почти как фронто­вики-ветераны из одного окопа. И про то, что с Наиной Иосифовной сейчас дружен, не болтает. Вдова президента, вся семья Ельциных по-прежнему любят, поддерживают «Уралочку» и болеют за нее.

«Хвалу и клевету приемли равнодушно»

Хорошо известно: на тренерской скамейке нервы не сбережешь. Но напряжение многократно умножает работа с женской командой. Карполь научился укрощать женские характеры. Утверждает: «Для женщины главное — внимание, причем постоянное и повсеместное. Я знаю каждую свою спортсменку, как родную, — в этом весь секрет».

Одна женская психика — хрупкая ваза. А уж команда… Бури эмоций, слезы, любовные трагедии, депрессии, наконец, извечный вопрос: рожать или подождать? Думаю, ему не раз хотелось закричать: «Ухожу, к черту, к дьяволу, в монастырь!» В личную жизнь своих подопечных Карполь старался не лезть, но советы давал всегда. Например, не выходить замуж до 20 лет. Он прекрасно понимает, что все «уралочки» — лакомый кусок для альфонсов. Сколько таких он уже повидал! Говорит: «Девчонки просто обязаны и в личной жизни быть лидерами». Делает паузу и улыбается: «Тогда лучшие олимпийские драгметаллы будут принадлежать им».

Целеустремленный до фанатизма, он поставил перед собой фантастическую цель — стать чемпионом СССР  — и бился за нее само­отверженно. Нескромность задачи его нисколько не смущала

Об одном из своих генералов Наполеон говорил так: «Судьбе он был неинтересен — пули его щадили». Карполь судьбе был всегда интересен — «пули» критики выпускали по нему беспощадно. Он терпел. Это вообще одно из его любимых слов — «терпеть».

Его кредо — достижение максимального результата всегда и везде. И суровые будни «Уралочки» таковы, что проявлять характер нужно постоянно: болит — терпи, устала — соберись, не можешь — играй через «не могу»

Непрост, ершист, колюч и неудобен в общении. Предсказать реакцию невозможно. Реактивный, не терпящий возражений, человек-конфликт. Но всегда стойко идущий своей дорогой, при случае цитирующий любимую фразу Пушкина: «Хвалу и клевету приемли равнодушно…»

Сегодня спорт — прибыльный бизнес. И на аренах все чаще соревнуются не игроки, а бюджеты клубов. На «уральские самоцветы» многие зарятся, ведь растить своих звезд, как это делает Карполь, долго и трудно. После Афин и ухода Карполя из сборной «уралочкек» буквально растащили по богатым клубам. В российских командах сегодня играют больше двух десятков воспитанниц Карполя — две полноценные волейбольные команды!

Для него их уход был ударом «под дых». Со стрессами у площадки он справлялся лучше, чем с «полной и безоговорочной победой» капитализма в стране. Он старомоден — твердит: «страна», «патриотизм», «долг»… В ответ на демарш своих покинувших команду воспитанниц заявил, что есть ценности, которые дороже счета в банке.

Великий тренер, не поспевающий за эпохой? Пусть так. Зато его принципы проверены победами. Помолодевшая «Уралочка» — и внешне, и по метрикам — упирается, бережет традиции, рвется в бой. В чемпионате страны 2008 года команда взлетела с 11-го на 3-е место! И в новом сезоне Карполь обязательно переплавит бронзу на серебро или золото.

Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; РИА НОВОСТИ; Константин Саломатин для «РР»; IMAGO/RUSSIAN LOOK

Карполь Николай Васильевич Главный тренер женской волейбольной команды «Уралочка», президент общественно-спортивного центра «Уралочка». Под его руководством «Уралочка» одержала 25 побед в чемпионатах страны (из них 20 — подряд), 4 — в Кубке СССР, 8 — в Кубке европейских чемпионов, 1 — в Кубке кубков европейских стран. В 1978–1982, 1987–2004 го-дах — главный тренер женской сборной команды СССР, СНГ и России, заслуженный тренер СССР и России, вице-президент Всероссийской федерации волейбола. Сборная команда завоевывала олимпийское золото (1980, 1988) и серебро (1992, 2000, 2004), неоднократно становилась чемпионом мира, Европы, выигрывала Гран-при. Дважды удостоен международной премии «Спортивный Оскар». Награжден орденами Дружбы народов (дважды), Трудового Красного Знамени, «За заслуги перед Отечеством» III степени. Заслуженный работник физической культуры РФ. Почетный гражданин Екатеринбурга.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №35 (65) 18 сентября 2008
    Катастрофа
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама