В ожидании реванша

Актуально
Москва, 18.09.2008
«Русский репортер» №35 (65)
Страны НАТО подтвердили намерение помочь Грузии восстановить ее армию. В итоге она может стать еще более боеспособной, чем была до войны с Южной Осетией. От чего зависят сроки перевооружения Грузии?

Решение оказать военную помощь Грузии было подтверждено на выездном саммите НАТО в Тбилиси, прошедшем 15–16 сентября. До этого в стране работала специальная комиссия НАТО — она оценивала потери грузинской армии в ходе конфликта в Южной Осетии.

По оценкам независимых экспертов, Грузия лишилась своих ВВС (из 15 боевых самолетов боеспособны остались лишь два); практически уничтожен флот во главе с флагманом ВМФ ракетным катером «Диоскурия», серьезно пострадала база ВМФ в Поти. Выведено из строя или захвачено до 150 единиц тяжелой боевой техники, до 6 тыс. единиц стрелкового оружия и боеприпасы к нему. Система ПВО лишилась главного «глаза» — подаренного французами радара в Поти. Предварительно военный ущерб Грузии можно оценить в $2 млрд.

Есть и такой ущерб, который просчитать невозможно, например, падение морального духа грузинской армии. «Пятидневная кампания» спровоцировала в ВС Грузии массовое дезертирство. Представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин называл даже цифру: 4 тыс. дезертиров при численности регулярных войск 12 тыс. человек. Это, конечно, перебор, но серьезная проблема действительно есть. В Грузии разворачивается кампания по уголовному преследованию дезертиров — многие из них до сих пор не вернулись в свои части. Так, один из натовских офицеров, побывавших с комиссией НАТО на базе в Сенаки, в неформальном разговоре с военными экспертами удивлялся сильной недоукомплектованности подразделений. Грузинские военные объяснили ситуацию именно дезертирством.

При этом нельзя сказать, что боевой потенциал страны стал равен нулю. Не очень сильно пострадала военная инфраструктура, прежде всего армейские базы. Российские военные не разрушили захваченные ими военные базы в Гори и Сенаки, не уничтожили даже единственный танкоремонтный завод под Тбилиси. Еще во время войны командовавший российскими войсками в Абхазии генерал Владимир Шаманов объяснял корреспонденту «РР», что минировать базу в Сенаки никто не собирается, потому что «главное — действовать осторожно». А, со слов сотрудников Минобороны, в узком кругу он высказывался еще определеннее: «Не надо злить их, не хочу второй Чечни».

Таким образом, в случае оказания финансовой помощи Грузия сможет достаточно быстро восстановить свой военный потенциал. «Срок поставки танков — один месяц, средств ПВО и самолетов — чуть дольше. В принципе, если Грузия готова платить, то в течение 12 месяцев потери в “железе” будут восстановлены», — считает руководитель Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. США уже заблокировали направленное в ООН предложение России по введению эмбарго на поставки оружия Тбилиси — доступ на рынки военной техники режиму Саакашвили открыт.

Если в ближайшее время принципиальное решение о приеме Грузии в НАТО будет принято, то нет сомнений, что ее армия будет не только организована и обучена в соответствии со стандартами альянса, но и получит качественное и унифицированное американское и европейское вооружение. И этим она будет в лучшую сторону отличаться от армии довоенного образца — ведь тогда вооружения покупались несистемно. Часто это была современная техника, но еще чаще — секонд-хенд из стран — участников программы НАТО «Парт­нерство во имя мира». По сути, армия Грузии стала кладбищем боевой техники, вывезенной из стран Восточной Европы и Балтии. Старые советские артиллерийские системы, танки и иное вооружение находили свое последнее пристанище в горах Кавказа. Их отдавали грузинам за бесценок или даром просто потому, что они были больше не нужны государствам, вступившим в НАТО. Тут были и чешские, и польские образцы; танки, например, были модернизированы по разным стандартам. И даже надписи в их кабинах были где на английском, а где и на чешском языке. Полный разнобой наблюдался и в стрелковом оружии. То есть у грузинской армии было достаточно вооружений и техники, но качество их оставалось невысоким. Как и качество обучения кадров.

Кстати, именно обучение военных может серьезно затормозить восстановление грузинской армии. Ведь мало поставить вооружение — нужно еще обучить солдат им пользоваться.

Неясно также, в каком объеме Запад готов финансировать восстановление грузинской армии. В роли главного донора выступят, разумеется, США, но многое будет зависеть от итогов президентских выборов в этой стране. Хотя необходимость поддерживать Грузию не отрицают ни демократы, ни респуб­ликанцы, очевидно, что в американской политической элите началась серьезная дискуссия о масштабах и целях этой помощи. Одним из показателей существующих разногласий стало предложение Хиллари Клинтон создать комиссию конгресса, которая должна будет дать свое заключение о событиях в Южной Осетии. В любом случае демократы наверняка будут подходить к вопросу финансовой помощи Грузии более сдержанно. Если же на выборах победит Джон Маккейн, Саакашвили несомненно получит все необходимое вооружение. В пользу этой версии говорит и то, что кандидат в вице-президенты Сара Пэлин известна как лоббист ВПК.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №35 (65) 18 сентября 2008
    Катастрофа
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама