Когда россияне задумываются, в каких городах, кроме собственного, можно было бы пожить или поработать, то называют не только мегаполисы и курортный Сочи, но и те же Ярославль или Вологду. «Русский репортер» представляет рейтинг качества жизни крупных, средних и малых городов. Оказывается, в последние годы в ряде средних и малых городов России качество жизни начало постепенно приближаться к столичному, но при этом сохраняются особенная атмосфера и иные конкурентные преимущества. Впрочем, подчас за динамичное развитие приходится всем этим расплачиваться

Самый яркий малый город, по-моему, Углич, — считает генеральный директор научно-проектного института пространственного планирования «ЭНКО» Сергей Скатерщиков. — Тут прекрасные природные условия, удивительные и неповторимые ландшафты, уникальные памятники истории и культуры, большие инвестиционные планы, близость к столице и Ярославлю. Когда речь идет о городе, в котором хорошо жить и работать, эксперты перестают говорить только об экономике и инвестиционных программах и вспоминают о самых разных факторах: и об истории, и о культуре, и о географии, и об укладе жизни. Вообще, чтобы город стал конкурентоспособным и заметным на уровне всей страны, ему не обязательно быть очень большим.

Всеволожск. Инвестиции

— Когда мы сюда приехали, тут не то что детских площадок не было — часто люди к своему дому подойти не могли. Кругом были только кусты и грязь. А посмотрите, теперь как хорошо! — Галина Лагута удивляется переменам, которые произошли с маленьким Всеволожском за последние годы. Ее муж получил здесь квартиру 15 лет назад, и то, как менялся город, она видела собственными глазами.

До недавнего времени Всеволожск был обычным райцентром Ленинградской области. До него на машине из центра Петербурга езды всего сорок минут. Но если раньше тысячи всеволожцев каждое утро отправлялись на работу в Петербург, то теперь картина обратная — на маршрутках, электричках и заводских автобусах петербуржцы едут во Всеволожск на заработки.

Причина — строительство в городе нескольких заводов западных промышленных концернов. Первым был «Форд», который начал собирать здесь автомобили, потом появились и другие: «Аристон» выпус­кает водонагревательные котлы и бойлеры, а на предприятиях прочих иностранных собственников чего только не делают — от покрышек и алюминиевых банок до железобетонных плит. Объявления о вакансиях висят на каждом столбе. Город даже стал финансовым донором: за счет налогов, поступающих от местных промышленных гигантов, содержатся депрессивные уголки Ленобласти.

А ведь профессионалы, занимающиеся проблемой развития городов, говорят, что малые города — это вечная провинция, у них меньше всего шансов совершить качественный скачок в своем развитии. Для этого здесь нет ни достаточных финансов, ни кадров. Всеволожск стал редким исключением и издалека кажется воплощением мечты о рае на земле. Но сами жители таких городов-исключений оценивают резкий поворот своей судьбы по-разному.

Галина Лагута по образованию педагог, но работает дворником.

— Как только приехали сюда, устроиться по специальности я не смогла, — вспоминает она. — Сперва ходила на биржу труда, потом меня направили сюда. Честно говоря, ни о чем не жалею! Зарплата дворника 11 700 рублей в месяц. В школе платят 6 000, а в детском саду еще меньше.

Зарплата рабочих местных промышленных гигантов превышает доходы дворника, учителя и воспитателя детского сада вместе взятых — в среднем около 20 тысяч рублей. Но эти рабочие как раз самые требовательные. Все помнят несколько забастовок на «Форде». С активистом одной из них Александром Филипповым мы пересекаемся у здания районного суда. В руках у Александра увесистые коробки с бумагой. На днях «Форд» подал в  суд иски к тем, кто голосовал за проведение последней забастовки: компания требует взыскать с 31 рабочего 4,5 млн рублей — именно столько стоит 271 автомобиль, не сошедший с конвейера за 19 часов забастовки.

— Что до жизни здесь, то состоит она не только из плюсов, но и из минусов, — уверяет нас Александр. — Да, интересная работа рядом с домом, достойная зарплата — это, конечно, хорошо. Но, с другой стороны, мы живем как за границей. Все товары в магазинах стоят дороже, чем в Петербурге, как минимум на десять процентов, да и зарплаты на таких же предприятиях в Питере выше. Лично я не заметил, чтобы от доходов иностранных компаний у нас улучшились дороги или появился новый детский сад. Сейчас в городе футбольный стадион строят, но проход будет ограничен: простые смертные смогут погонять мячик только при луне.

Отдельная тема — экология. Но здесь (пусть кому-то это покажется странным) местные жители чаще всего выступают патриотами своих городов.

— С экологией тут просто замечательно! — уверяет Галина Лагута. — Это в Петербурге мы форточку открыть не могли — дышать было нечем, а тут и дома хорошо, и погулять есть где.

Справедливости ради стоит отметить, что во Всеволожске все предприятия — за чертой города. А вот в городе Выксе Нижегородской области две трубы местного металлургического комбината видны из окон едва ли не каждой городской квартиры. Но даже это не влияет на мнение многих горожан.

— Две трубы на целый город — разве это много? — удивляется 60-летний Анатолий Волков, который работает на этом же заводе. — Вот в Дзержинске запах неприятный чувствуется, а у нас нет.

— Ни одно из предприятий не вкладывает так много денег в экологию, — убеждает нас сотрудник пресс-службы завода Анастасия Клипова. — Скоро мы установим уникальную систему газоочистки. Зайдите на наш сайт, наберите слово «газоочистка» — там много информации.

Настя сидит у большого окна, а за спиной у нее из двух огромных труб валит дым. Он особенно впечатляюще смот­рится на фоне чистого безоблачного неба: красно-оранжевый на ярко-голубом.

Понятно, чем «покупают» лояльность горожан промышленные гиганты — относительно высокой зарплатой, социальными льготами (в той же Выксе, например, школьное питание бесплатное, а на учебники родители тратят не больше 200 руб­лей в год). А еще — благоустроенностью. В Выксе завод потратил на это 1 млрд рублей. К 250-летию города отреставрировали главную площадь, построили фонтан, разбили клумбы, установили новые фонари и посадили молоденькие туи. Правда, фонари вскоре побили хулиганы, а туи постоянно ломают местные коровы, забредающие к зданию администрации.

Неподалеку от администрации — рынок. У предпринимателя Александра Скороделова своя палатка, в ассортименте краски-лаки для волос, немудреная косметика, крем для обуви.

— С одной стороны, хорошо, когда город богатый, — рас­суждает предприниматель. — Люди покупают, у меня выручка растет. Но в последнее время супермаркетов настроили, так народ стал туда уходить. Раньше после рабочего дня только пустые коробки выкидывал, а теперь полные вечером снова на склад ставлю.

Но завод и он хвалит: «Вон в Муроме рынок какой плохой, а у нас живет полной жизнью. Пусть завод дымит, но деньги людям дает».

Парадокс, но одновременно местные жители и даже городские функционеры жалуются на «большие деньги», которые многих развращают.

— Появляются деньги, молодежь начинает пить, употреблять наркотики, играть, — делится нерадостными наблюдениями чиновник местной администрации. — Раньше игровые автоматы стояли прямо на улице, так многие большие деньги спускали. Теперь с улиц все автоматы убрали, но игровые залы остались.

Кто-то замечает и рост преступности.

— Лет семь назад в городе было тихо, а милиционеры знали в лицо любого потенциального хулигана, — вспоминает коренной житель Всеволожска Дмитрий Ларев. — Теперь в город приехали новые люди, из-за них, по-моему, и подскочила преступность. Если раньше кое-где нельзя было пройти из-за грязи, то теперь у нас есть места, куда не стоит соваться в темное время суток: убьют и закопают, так что никто не найдет!

Развитие города сказывается и на ценах на жилье.

— Считается, что в Выксе хорошо зарабатывают, у людей есть деньги, поэтому и цены на жилье за последние два года взлетели вверх неоправданно сильно, — говорит жительница Выксы Ольга Валлис. — У нас квартиры стоят столько же, сколько в Нижнем Новгороде, хотя в ближайших Навашине и Кулебаках — в три раза дешевле. Но там работы совсем нет, депрессия полная.

Вологда. Обаяние провинции

Так что же предпочтительнее — бурное развитие города, которое дает новые возможности, но при этом создает новые проблемы, или тихое, спокойное существование? Чтобы понять это, мы поехали в Вологду — город, который некоторые наши эксперты называли едва ли не лучшим по условиям жизни. На наш субъективный взгляд, такая жизнь, как в этом 300-тысячном городе, подходит отнюдь не всем.

Вологду можно объехать всего за пару-тройку часов. Спокойствием и провинциальностью пропитаны даже проезжие улицы — неспешно, не обращая никакого внимания на светофоры, местные жители переходят дорогу, а водители смиренно их ждут.

— Здесь вообще никогда не торопятся, даже если опаздывают. Может, поэтому так медленно у нас идет развитие, — говорит продавец магазина Лариса.

По ее наблюдениям, заезжих из соседнего промышленного Череповца невооруженным глазом видно:

— Все юркие такие, стремительные. Наверное, у них там так заведено из-за работы на их заводе «Северсталь», где спокойно не посидишь. А у нас особенно торопиться некуда.

Может, из-за этой стремительности череповчан «выписывают» в областной центр — Вологду — для службы в администрации. За это местные их не очень-то любят. Ведь в Вологде, как и в любой провинции, бизнес и престижная работа завязаны на личных связях и родстве.

— В городе из 295 тысяч жителей около 68 тысяч — чиновники, и большинство как раз приезжие из Череповца. Но после того как поживут в Вологде год-два, их порывистость тает. Городская политика тоже ведется мягко, резких решений и административных мер вроде закрытия рынка не принимаем. Здесь ведь сравнительно мало горожан, занимающихся бизнесом, можно задеть интересы своих, — рассказывает исполняющий обязанности мэра Вологды Валентин Горобцов, который сам несколько лет назад приехал сюда из Череповца.

Но вологжан вполне устраивает тихий городской уклад, и менять его на столичную суету они не стремятся.

— Нам нравится спокойствие. В Санкт-Петербург или Москву уезжают немногие. У нас легко найти работу, а это главное, — рассказывает гуляющая по парку с коляской Екатерина Смирнова. — Мой муж работает на молочном заводе инженером, получает 15 тысяч рублей. Это средняя работа в городе. На жизнь хватает, но, если бы нам квартира не досталась от тети и пришлось бы ее снимать, все было бы хуже.

Новостроек в Вологде очень много, но часто они не заселены: новую квартиру по 40 тыс. рублей за квадратный метр могут позволить себе немногие.

— Сейчас в Вологде пустуют несколько десятков тысяч квад­ратных метров. Не можем продать, — сокрушается один из крупных вологодских бизнесменов Тимур Меднов. — А все из-за того, что слабо работает ипотечное кредитование. Но оснований для понижения цен на недвижимость я не вижу. Цены на стройматериалы растут, заработную плату строителям приходится поднимать, прибавьте сюда плату за стройплощадки, всевозможные разрешения… Может, это и начало кризиса, но мы пока не паникуем. Берем кредиты и на них строим новые дома.

В городе плохо развита сфера обслуживания.

— На весь город две химчистки. И ни одна из них не берет чистить мою замшевую сумку — говорят, что не отработана технология для этого, — жалуется недавно переехавшая в Вологду из Нижнего Новгорода Вера. — Часовщики не принимают в ремонт дорогие часы. Набойки на обувь сделать негде.

Для Веры это огромный минус, особенно по сравнению с Нижним. Ночных клубов всего два, третий недавно закрыли: слишком мало народу ходило.

Вообще Вологда производит ощущение города, которому хоть как-то развиваться помогает лишь один доставшийся в наследство бренд — вологодского масла.

— Вот кусок обычного масла, — директор ФГУП «Учебно-опытный молочный завод» Сергей Молотов показывает нам машину, нарезающую масло стандартными кубиками. — Но нашу продукцию покупали в два раза меньше, пока мы не додумались и не написали на упаковке слово «вологодское». Легенда в бизнесе играет огромную роль.

Брендом «Вологодское» пользуются все местные молочные заводы. Понимая, что «молочка» — одна из самых развивающихся отраслей в городе, молодые люди пытаются поступить в местный вуз, где учат технологиям производства масла. Для большинства это второе высшее образование.

— По первой специальности я юрист. В свое время не смекнула, на кого нужно учиться, — рассказывает абитуриентка Елена, засовывая в сумку книги по истории масла. — Теперь буду переучиваться, чтобы на хлеб с маслом заработать.

Жизнь в таких тихих городах имеет свою специфику, которую вынуждены учитывать даже столичные бизнесмены. С этим столкнулось, например, руководство холдинга «МИЭЛЬ», решив построить в Барнауле серию 16-этажных домов для среднего класса. Сейчас строится первый дом.

— И знаете, какая самая яркая особенность проекта, которая даже в рекламе отражена? — интригует нас руководитель компании «МИЭЛЬ — Инвестиции в регионы» Алексей Пашкевич. — Наличие в домах… погреба! Даже в проектной документации прописано: «Строительство 16-этажного дома с автостоянкой и погребом». Потому, что здесь развито подсобное хозяйство. И для горожан наличие в доме погреба — ключевой фактор при покупке жилья. Они и жить предпочитают не в высотных домах, а в малоэтажных. Чтобы наш проект оказался успешным, мы должны были учитывать местную специфику.

Воронеж. Университет и сервис

Часто бывает, что город в своем развитии делает ставку не на что-то одно. Например, Воронеж. Крупный промышленный центр и в то же время один из самых «студенческих» городов России. Население — 840 тыс. человек, из них 130 тыс. — студенты. Причем по числу иностранных студентов Воронеж на третьем месте в стране после Москвы и Питера. Иностранцы тут уже естественная часть городской среды. Одна из витрин магазина свадебных платьев изображает спальню новобрачных: белокурая невеста в кружевном белье полулежит на постели, а рядом в ослабленном золотом галстуке и выпущенной рубашке стоит жених — натуральный негр.

Мухаммед Диало из Мали, будущий политолог, говорит, что по городу боятся ходить только те чернокожие студенты, которые никогда этого не делали:

— А я тут уже три года, и все нормально. Ну, сломали раз челюсть, так ведь везде и хорошие, и плохие люди встречаются. У меня тут и друзей русских полно.

Мухаммед в компании студентов-юристов из Замбии и Зимбабве сидит на ступеньках подъезда общежития. Кирпичная стена «забомблена» разноцветными граффити, политолог с юристами в широких штанах пьют красное вино из 3-литрового пакета. Грань между Северным районом Воронежа и нью-йоркским Южным Бронксом, оказывается, довольно зыбка.

Обилие студентов здорово сказывается на атмосфере Воронежа. Молодежь требует разнообразия в отдыхе, а спрос рождает предложение. В городе, недотягивающем до миллиона жителей, есть сразу несколько кинотеатров, где по выходным идут ночные показы. Есть и специальный кинотеатр, где показывают только неформатное кино. Много кафе и ресторанов, в том числе и круглосуточных.

— А вот в этом доме на втором этаже очень хороший книжный, — говорит нам недавняя выпускница одного из местных технических вузов Катя Голощапова, проводя неформальную экскурсию по городу. — Очень большой выбор, можно стоять тут подолгу и читать.

«Лет семь назад в городе было тихо, а милиционеры знали в лицо любого потенциального хулигана. Теперь в городе есть места, куда не стоит соваться в темное время суток: убьют и закопают, так что никто не найдет!»

На хорошие книжные во время прогулки по городу она нам указывает не раз. Еще одна примета Воронежа — наличие стильных и популярных, но при этом не афиширующих себя (чтобы не размыть свою аудиторию) клубов и кафе. Верный признак полноценного европейского города.

Московские бизнесмены часто должны учитывать специфику провинции. В Барнауле строят 16-этажный современный дом и рекламируют наличие в нем… погреба. Потому что для местного покупателя это ­— ключевой фактор при покупке жилья

Другая приятная и «европейская» особенность Воронежа: городское пространство, отданное под сферу услуг, как-то исподволь тянется к культурно-музейному пласту города. Ощущается креатив, который люди стараются вложить в витринную составляющую своего мелкого бизнеса. Перед входом в обувной магазин кем-то легкомысленно забыты изящные бронзовые туфельки, а у магазина одежды оставлен такой же зонтик. Прямо на тротуаре стоят два стула — один свободен, на другом бронзовая девушка. На площади у Театра кукол стоит статная рождественская ель, украшенная круглый год — шарами со своей рекламой ее наряжают окрестные магазинчики. Под елкой сидит Белый Бим Черное ухо — автор книжки родом из Воронежской области. И таких мест в городе полно.

Почти застроив Москву, Питер и другие миллионники, крупные девелоперы обратили внимание на средние города. Директор компании «МИЭЛЬ — Инвестиции в регионы» Алексей Пашкевич рассказал «РР», каким городам и почему стоит ждать строительного бума

Впрочем, поэтичность как-то органично сочетается с энергетикой этого, вообще говоря, не мегаполиса. Люди тут ходят быстро — скорее как в Москве, чем как в бывшем губернском городе, машин много, строительство идет, Deep Purple везет сюда свое шоу.

До сих пор урбанизация в России происходила по советской схеме — преобладал процесс концентрации, создания крупных промышленных центров. Чем больше был город, тем сильнее он притягивал к себе рабочую силу, инвестиции и интеллектуальные ресурсы. Эта модель развития городской инфраструктуры характерна для развивающихся государств. В странах, вступивших в постиндустриальную эпоху, происходит обратное движение: крупные центры превращаются в городские агломерации со множеством поселков-спутников.

В развитии российских городов наступил критический момент, когда особую роль могут сыграть не самые большие провинциальные города. Нет необходимости доводить до предела роста крупные города-миллионники. Ведь почему создавались мегаполисы в эпоху промышленной революции? Гораздо дешевле было строить крупные транспортные узлы, а при них сеть фабрик и заводов — и тут же заниматься подготовкой квалифицированной рабочей силы. При такой скученности населения и концентрации индустрии качество жизни неизбежно падало. Зато это было рационально и дешево.

Современные технологии, транспортные и коммуникационные, позволяют избегать стягивания всех и вся в крупные промышленные центры. В Москве, Питере и многих других больших городах транспортные системы близки к коллапсу. Удобное и просторное жилье, чистый воздух, парки — все это стало немыслимой роскошью. Сегодня рациональней и дешевле развивать здоровую городскую среду в «срединной» России. Именно здесь могут появиться точки роста новой российской городской цивилизации. Что для этого нужно? Очень многое зависит от самой глубинки, которая может стать успешной только в том случае, если перестанет во всем полагаться на федеральный центр. В свою очередь государство могло бы позаботиться о создании современных систем коммуникаций и транспорта, о целевых инвестициях под многообещающие локальные проекты. Воображение и инициатива нужны с обеих сторон — и от государства, и от самих обитателей российской глубинки.

Фото: Оксана Юшко для «РР»; архив пресс-службы; Александр Петросян для»РР»; Михаил Безносов; Арсений Несходимов для «РР»; РОСФОТО; ИТАР-ТАСС; KRAPIVNA.RU; Владимир Смирнов/RUSSIAN LOOK; PHOTOXPRESS; Олег Никишин/EPSILON ДЛЯ «РР»; Андрей Голованов/PHOTOXPRESS; РИА НОВОСТИ

15 лучших городов

Как мы считали

  • Социальная инфраструктура. Количество детских садиков, школ и магазинов на 1 тыс. жителей. Данные Росстата за 2007 год.
  • Здравоохранение. Количество больниц и врачей на 1 тыс. жителей. Данные Росстата и мэрий городов.
  • Преступность. Число преступлений на 1 тыс. жителей. Данные Росстата.
  • Доступность жилья. Учитывались два критерия: во-первых, насколько активно идет жилищное строительство в городе (данные Росстата о том, сколько квадратных метров жилья на душу населения построено в 2007 году), во-вторых, средние цены на недвижимость.
  • Занятость населения. Соотношение работающих людей и тех, кто официально зарегистрирован в качестве безработного на бирже труда.
  • Средняя зарплата. Данные Росстата и мэрий городов. В случае отсутствия информации по некоторым малым городам брались статистические данные по району.
  • Высшее образование. Количество вузов на 10 тыс. жителей.
  • Культура. Число театров, кинотеатров и музеев на душу населения (данные Росстата). Как дополнительные факторы учитывались наличие памятников архитектуры, туристическая привлекательность города.
  • Бюджетные расходы. Соотношение расходной части бюджета города и числа жителей. Данные Росстата и мэрий городов.
  • Транспорт. Объектом оценки выступала не только транспортная инфраструктура города, но и его связь с «внешним миром» — наличие аэропортов, вокзалов, автовокзалов, интенсивность и удобство транспортного сообщения с другими городами страны.
  • Демография и миграция. Разница между родившимися и умершими, а также разница между приехавшими в город и уехавшими из него. Данные Росстата.
  • Бонус. Положительный или отрицательный бонус (от -5 до +5) начислялся городу на основе оценки трех субъективных факторов, влияющих на качество жизни: экология, благоустройство города и погодные условия.

При подготовке рейтинга «Русский репортер» определил в каждой категории порядка 30 динамично развивающихся городов, а затем оценил их по 11 критериям по 10-балльной шкале (в сравнении с городами той же категории) и суммировал все оценки. Победителями стали Ярославль, Белгород и Дмитров. Нетрудно заметить, что среди лидеров рейтинга – либо динамично развивающиеся курорты, либо города, которые активно развивают сразу несколько направлений: промышленность, образование, внешнюю торговлю (в частности, Воронеж и Калининград). Хотя сибирские города, такие, допустим, как Красноярск или Хабаровск, до последнего момента боролись за попадание в первую пятерку и им не хватило для этого 1-2 баллов. Возможно, это произошло потому, что после долгих дебатов мы не включили в число критериев инвестиционную привлекательность и деловую активность городов. Определенную сложность вызвало определение первоначального списка малых городов, участвующих в рейтинге (учитывая их количество в нашей стране). В итоге за основу мы взяли упоминание городов нашими экспертами, занимающимися градостроительством, а также города, упомянутые респондентами в наших опросах Исследовательского центра портала Superjob.Ru, и города — победители тех или иных конкурсов, например правительственного конкурса на самый благоустроенный город.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №37 (67) 2 октября 2008
    Рейтинг городов
    Содержание:
    Нация и квартира

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Портфолио
    Культура
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама