Террор. Бархатный сезон

2 октября 2008, 00:00

Шесть десятков терактов и нападений на сотрудников силовых структур, более ста раненых и убитых. Это то, что произошло в северокавказских республиках только за сентябрь. На Кавказе, по сути, идет гражданская война, о которой мы почти ничего не знаем или не хотим знать

Когда мы попытались составить хронику происшествий в кавказских республиках в сентябре, спокойными — когда никто ни на кого не напал, не убил и не взорвал — оказалось только четыре дня: 14, 16, 21, 24 и 25 сентября. При этом мы пользовались информацией только из открытых источников, а кто знает, сколько убийств и нападений не попало на ленты информагентств.

Ингушетия. В последнее время — самая проблемная республика Кавказа. Обстановка особенно накалилась после того, как милиция убила одного из лидеров местной оппозиции Магомеда Евлоева, а его родственники в ответ объявили кровную месть президенту республики Мурату Зязикову и нескольким силовикам. Один за другим родственники и соратники президента получают «черные метки», подрываясь в собственных автомашинах или просыпаясь по ночам от выстрелов гранатомета в стену их дома. Рядовые сотрудники МВД стали ходячими мишенями, их посты регулярно обстреливаются. Вот только один день жизни республики — 23 сентября: обстрел склада вооружений МВД, подрыв машины заместителя министра внутренних дел, штурм дома министра внутренних дел Мусы Медова. Итог только этого «черного вторника» — двое убитых и восемь раненых.

Чечня. Там продолжают гибнуть как бойцы местных спецподразделений, так и омоновцы из разных регионов России. Они подрываются на фугасах или просто получают пулю по дороге домой, как командир батальона ГРУ «Запад» Бислан Элимханов. Пока не ясно, как отразится на ситуации в республике убийство Руслана Ямадаева.

Дагестан. На границе с Азербайджаном не прекращаются операции против радикальных исламистов. Несмотря на успехи (например, уничтожен лидер боевиков, так называемый эмир Дагестана Илгар Моллачиев), подразделения ФСБ несут потери. В Махачкале постоянно происходят убийства местных оперативников. Последний пример: 27 сентября на проспекте Шамиля произошел взрыв, как раз в тот момент, когда там проезжала милицейская машина, — сработало взрывное устройство, заложенное в урну. Погибла пассажирка маршрутки, ехавшей вслед за милиционерами.

Кабардино-Балкария. «Полыхнул» Эльбрусский район. 4 и 8 сентября там убили двух омоновцев и участкового, милиционера поста ППС. 20 сентября при попытке задержать подозреваемого в причастности к этим преступлениям был тяжело ранен сотрудник милиции. Местные жители сообщают, что боевики предпочитают разгуливать, пере­одевшись для маскировки в милицейскую форму.

Карачаево-Черкесия. 13 сентября убит полковник милиции Алибек Уракчиев, возглавлявший районный отдел по борьбе с экстремизмом. Той же ночью была расстреляна машина ГИБДД — двое убитых, двое раненых. 18 сентября в Черкесске во время задержания убиты предположительные убийцы полковника Уракчиева.