Бессрочная увольнительная

30 октября 2008, 00:00

В российской армии скоро не будет прапорщиков и мичманов. По задумке реформаторов из Министерства обороны их должны заменить сержанты-контрактники. Реформа давно назрела, но можно ли провести ее быстро и толково?

Планы по замене прапорщиков на сержан­тов-контракт­ников пока не получили официального подтверждения, но в Министерстве обороны об этом уже говорят как о почти свершившемся факте. «Прапорщики — это рудимент советской армии, и ничего дурного в упразднении этого института нет», — заявил коррес­понденту «РР» пожелавший сохранить анонимность источник в ведомстве Анатолия Сердюкова. К концу 2009 года предполагается уволить или перевести на другие должности порядка 140 тыс. человек. Хотя, возможно, цифры будут существенно меньше: по данным самого Министерства обороны, прапорщицкие должности в частях сейчас заняты не более чем на 65%.

Прапорщики появились в советской армии в 1972 году из-за того, что квалифицированных специалистов на низшие должности не хватало и большинство их по факту занимали солдаты-срочники. Сегодня же уровень профессиональной подготовки самих прапорщиков руководство Мин­обороны считает недостаточным.

Военные специалисты в целом поддерживают такую реформу, но отмечают, что срок, отведенный для ее проведения, малореален.

— В целом идея замены прапорщиков на сержантов здравая, но подготовка сержантов в нашей армии находится не на том уровне, чтобы доверить им те функции, которые они выполняют в армиях запад­ного образца, — отмечает заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

В лучших западных армиях сроки подготовки высокопрофессионального сержанта — от трех до семи лет. Мы же хотим уложиться в год. Эксперты высказывают обос­нованные сомнения, что к началу 2010 года удастся привлечь на службу по контракту и хорошо подготовить более 100 тыс. человек. У реформы есть и финансовые ограничения. Например, в Московском военном округе прапорщик получает около 9 тыс. рублей. Много ли контрактников можно заманить подобной суммой? А значит, не исключено, что должности прапорщиков снова, пусть и временно, начнут занимать солдаты-сроч­ники. По крайней мере, в этом уверены представители обиженного прапорщицкого сословия.

— В части парни с высшим образованием не попадают. А как человеку даже без среднего специального или технического образования можно доверить технику, складское имущество? — возмущается старший прапорщик из подмос­ковной военной части Юрий Герасименко. — Прапорщик — материально ответственное лицо, а солдат — какой с него спрос? Все двадцать лет я ходил за солдатами по пятам и проверял их работу, заставлял переделывать, давал советы. Кто им подскажет-расскажет, если не прапорщик?

Один из возможных выходов из проблемной ситуации Александр Храмчихин видит в найме на некоторые должности, которые сейчас занимают прапорщики, гражданского персонала. Такая практика успешно применяется в ряде западных армий. Например, гражданские могли бы работать в медицинских, тыловых и административных службах. Именно на этих небоевых должностях сейчас чаще всего встречаются так называемые «прапорщики в законе», которые регулярно становятся героями анекдотов и армейских баек. Например таких: в одной из частей Московского военного округа прапорщик, уходивший в отставку, получил инвалидность и дополнительные социальные выплаты в связи с потерей здоровья на военной службе. Он отвечал за работу столовой и хранение продовольствия. Диаг­ноз, который позволил ему получить инвалидность, был «ожирение четвертой степени».

Не стоит забывать и о социальных аспектах. В частности, о том, что многие семьи прапорщиков после их увольнения придется выселять из гарнизонов. И это притом что параллельно из армии будут увольнять около 200 тыс. офицеров и многих из них тоже нужно будет обеспечивать жильем. Вряд ли военное ведомство будет в силах справиться с таким объемом обязательств.