Нажали на тормоза

30 октября 2008, 00:00

Заместитель министра финансов Сергей Сторчак неожиданно для всех вышел из следственного изолятора. Это событие показало, насколько в период экономического кризиса выросло влияние министра финансов Алексея Кудрина

Cергей Сторчак отсидел в СИЗО без малого год. В прошлый вторник Басманный суд изменил ему меру пресечения и отпус­тил под подписку о невыезде. «Мы уже намеревались знакомиться со всеми 76 томами уголовного дела в изоляторе “Лефортово”. А тут вдруг такая новость!» — не меньше других удивлялась произошедшему адвокат Сторчака Марина Никольская.

Скорее всего, за решетку замминистра уже не вернется: практикующие юристы утверждают, что на этой стадии уголовного процесса из СИЗО, как правило, освобождают только тех, кому обвинители уже не надеются «выбить» реальный тюремный срок. «На процессе наверняка возникнут вопросы, — соглашается с юристами банкир и депутат Госдумы Александр Лебедев. — Ведь материалы дела подписаны тогдашним руководителем Главного следственного управления Дмитрием Довгием, который и сам сейчас находится в СИЗО по обвинению во взяточничестве. Но наша судебная система никогда не признается в том, что человек около года отсидел незаконно. Поэтому, скорее всего, Сторчаку дадут год тюрьмы — который он уже провел в СИЗО — и отпустят из зала суда».

С освобождением Сергея Сторчака из следственного изолятора можно поздравить и его начальника Алексея Кудрина. Это событие показывает, насколько возросла за последнее время аппаратная мощь министра финансов. «Кризис ощутимо укрепил позиции Кудрина, и освобождение его заместителя, который занимался урегулированием госдолгов и размещением стабфонда, сделало явным, чьи позиции в правительстве сейчас наиболее сильны», — пояснил «РР» политолог Глеб Павловский.

Напомним, Сергея Сторчака арестовали, обвинив в том, что в ходе переговоров о списании госдолга Алжира России он якобы собирался присвоить $43 млн бюджетных денег. Дело сразу назвали одним из эпизодов борьбы кремлевских группировок силовиков и либералов и ударом по Алексею Кудрину. Тем более что не только адвокаты подозреваемого, но и многие эксперты не могли усмотреть в действиях Сторчака состава преступления — документы по списанию долга Алжиру готовились сразу несколькими министерствами, а не только замминистра финансов. Украсть десятки миллионов долларов в такой ситуации очень непросто. Да и реального урона бюджет в итоге так и не понес — следствие вело речь лишь о намерениях.

Показательно, что Алексей Кудрин сразу встал на защиту подчиненного. «Это изначально было мое предложение — выпустить Сторчака под подписку о невыезде, и я был уверен, что он смог бы нормально сотрудничать со следствием», — заявил Кудрин после освобождения своего зама.

Впрочем, в Следственном комитете при прокуратуре РФ коррес­пондента «РР» убеждали, что политических мотивов в освобождении Сторчака нет. «Следователи собрали доказательную базу, расследование прекращено, поэтому фигуранты, уже не смогут ни на кого повлиять», — эту фразу сотрудник пресс-службы комитета повторял всем пристававшим к нему журналистам.

Между тем интрига ближайших дней состоит в том, выйдет ли подследственный Сторчак на работу в Министерство финансов или будет сидеть дома, знакомясь с материалами дела. Формально он может вернуться на службу в любой момент, поскольку до сих пор числится в штате министерства. «Процессуально только суд может отстранить Сергея Сторчака от работы, — заявила “РР” Марина Никольская. — А поскольку таких решений никто не принимал, замминистра финансов даже с предъявленным обвинением может вернуться к исполнению своих служебных обязанностей». Если это произойдет, это станет еще одним, пусть и косвенным, подтверждением того, что решение по его делу предопределено и победа в аппаратной борьбе осталась за теми, кто считает, что, работая в министерстве, финансист принесет больше пользы, чем сидя на нарах.