Всем втыкать

20 ноября 2008, 00:00

Какие розетки ждут наших штепселей

Электрическая розетка — последний аргумент антиглобалиста. Чемодан продвинутой техники, привезенной напрямую из США, теряет всякий смысл в российском провинциальном городе: ее там просто некуда воткнуть для подзарядки — не то напряжение, не тот разъем. Когда любой город встречает Макдоналдсом и рекламой айфона, гостиничная розетка первой напоминает о том, в каком государстве ты на этот раз проснулся.

Стандартов два десятка: даже нехит­рая технология, основа которой — пара металлических штырей, оставляет свободу выбора.

Спору инженеров, что лучше: переменный ток или постоянный, 220 вольт или 120 — порядка ста лет. 220 вольтам в розетке мы обязаны первым лампам Томаса Эдисона, которым требовалась ровно половина этого напряжения.

Остальное — проблема дизайна. А заодно тема для диссертаций социологов и культурологов. Можно добавить шторки, чтобы дети не засовывали в розетку ножницы, — в Великобритании так поступили еще в конце 40-х. А можно заузить дыры: тогда местная вилка в европейский разъем войдет, а наоборот — уже никак. Это советский вариант.

Если выбор сделан, это, считай, навсегда. Сменить стандарт — задача практически непосильная: сначала придется перестроить дома, а потом отправить на свалку всю прежнюю технику. Если вдруг на такое решаются из-за политики, этот жест выглядит убедительнее всяких других соглашений — скажем, в Гонконге, где британские розетки предпочли китайским, или в Ирландии, где тоже согласились перейти на электричество по-анг­лийски. Датские вилки — ради членства в Евросоюзе — лишили третьего штыря. Но старые розетки наверняка где-нибудь в Копенгагене да остались — памятником прежней географии Европы. И много еще чему.