Ум и средства

Виталий Лейбин
редактор отдела науки и технологии журнала «Эксперт»
20 ноября 2008, 00:00

Кризис, как мы уже сообщали, наступил, а значит, будет интересно наблюдать признаки ума, проявляющего себя при недостатке средств.

Даже в самые тяжелые годы ХХ века происходили удивительные вещи, необъяснимые с точки зрения тактической необходимости. Довольно хорошо известно, что первый цифровой компьютер был создан в США в военном 1943 году. Конечно, кибернетика уже тогда была завязана на оборонку (например, прикладной выглядела задача расчета работы самонаводящейся зенитки), но вообще-то все это «выстрелило» на десятилетия позже и гораздо мощнее любой пушки. Чуть менее известно, что в декабре 1941 года был основан филфак МГУ — символ существования русской культуры, казалось бы, неуместный на краю гибели.

В США сейчас уже начинают обсуждать следующий кризис, который возникнет из-за демографических проблем и раздутости пенсионных обязательств. Также обсуждается, как именно будет выглядеть экономика с учетом того, что производства во время прошлого кризиса в массовом порядке были перевезены в Китай. То есть пока все хорошо, компаниям так дешевле, но никто не знает, чем это обернется через пару лет. Идет дискуссия и по поводу того, какая мощная инновация, вроде достопамятного интернет-бума 90-х, может стать мотором нового роста. Пока такой не видно.

У России поле для размышлений несколько более определенно. Просто потому что многое еще не достроено, есть куда расти, даже без неведомой «инновации будущего». У нас, например, с медициной беда. Мы ее реформировали в 90-х (неудачно), потому хотели реформировать в 2003–2004-м (хорошо, что не стали, — все идеи были вторичные), потом, после монетизации льгот, реформы — хлоп — и остановились. Сейчас самое подходящее время, чтобы не спеша и внятно все обсудить и додумать.

Есть вещи, которые требуют совсем немного средств и чуть больше ума. Вот, скажем, дешевые и удобные интернет-продажи, на которых десять лет росла экономика США, у нас в зачаточном состоянии. Причем не столько из-за слабого развития интернета, сколько из-за того, что формы всевозможной отчетности и регламентация любого бизнеса у нас все еще чудовищны и неудобны. А нормальная ситуация — это когда выход на прямые продажи, включая и регистрацию бизнеса, и налоговую отчетность, осуществляется так же легко, как несколько кликов.

Непонятно, почему у нас стандартный коммерческий договор — это целый фолиант, а в Евросоюзе — одна-две странички.

Самое время и для антикоррупционного анализа законов, и для исправления разных очевидных глупостей, наделанных в период стабильности. Удивительно, почему министерский грант, предназначенный для какого-нибудь научного проекта, поступает хорошо если в ноябре, а потратить его надо до 1 января, хотя понятно, что за это время можно только накупить чего-нибудь впопыхах, а не «инновацию будущего» изобрести.

А если уж думать совсем на долгую перспективу, то самое время обсудить, как будет работать наука уже после кризиса, когда снова появятся средства. В том числе и на социальные науки, уровень которых у нас пока обидно низкий, а без развития обществознания невозможно создавать большие «предметы цивилизации» — от парламента и регионального управления до медицины и образования.

В любом случае скучно не будет. То есть будет и страшно, и интересно.