60 тысяч полярных миллионеров

4 декабря 2008, 00:00

Референдум в Гренландии закрепил за островом широчайшую автономию от Дании. Огромные запасы арктической нефти могут вскоре превратить аборигенов-инуитов в первый в мире народ, поголовно состоящий из мультимиллионеров

Гигантский ледяной остров размером с пол-Евросоюза и населением в три раза меньше, чем в подмос­ковных Мытищах, и раньше был почти как отдельное государство: Гренландия даже вышла из состава ЕС, хотя сама Дания туда входит (это как если бы Чукотка вышла из СНГ). А нынешний референдум и вовсе дает острову право самому решать свои юридические и правоохранительные вопросы и даже предоставляет определенную свободу в проведении внешней политики. Но главное: 80% островитян высказались за право самим распоряжаться своими природными ресурсами.

Первые $12,6 млн нефтедолларов, заработанных за год, будут полностью идти в казну острова, а все последующие доходы — делиться поровну между 5-миллион­ной Данией и Гренландией с населением в сто раз меньше. При этом за островом сохранятся ежегодные дотации Копенгагена в размере $588 млн, которые сегодня составляют 2/3 островного бюджета.

Добывать нефть на острове сложно из-за климата: ледяной щит покрывает 80% его территории. Но глобальное потепление открывает островитянам дорогу к нефтяному благоденствию. Северные державы уже начинают втягиваться в борьбу за арктическую нефть, и Гренландия, видимо, рассчитывает принять в ней активное участие. Ставка — около 25% мировых запасов нефти и газа, которые, по мнению экспертов, лежат под дном Северного Ледовитого океана. И только пять стран имеют на них право — Россия, США, Канада, Норвегия и Дания.

Полная независимость Гренландии могла бы привести к тому, что место Дании в арктической пятерке перешло бы к ней. Звучит захватывающе, но не очень понятно, откуда регион с таким крошечным населением, основная часть которого — охотники и рыболовы инуиты, возьмет деньги на разработку месторождений. Скорее, именно формальное подчинение Копенгагену при той огромной автономии, которую остров получил сейчас, — самый короткий путь к его процветанию.