7 вопросов Екатерине Капеллер-Михайловой, православной христианке

Игорь Стомахин
11 декабря 2008, 00:00

Седьмого декабря дирижер-хоровик детской музыкальной школы им. Бортнянского Екатерина Капеллер-Михайлова пришла к храму Христа Спасителя. Тысячи людей стояли в бесконечной очереди, чтобы попрощаться с Патриархом Московским и всея Руси. Екатерина подумала и не стала занимать место в хвосте. Она решила проститься с новопреставленным рабом Божьим Алексием, как и положено христианину, в молитве

1. Как вы узнали о смерти патриарха?

Мы с детьми возвращались из парка, и наш дворник-узбек Максуд почему-то снял шапку и сказал: «Примите мои соболезнования». —  «А что случилось?» — «Ваш патриарх умер». Мне сразу как-то не по себе стало, будто нарушился привычный порядок вещей. Да, собственно, так и есть. Ушел человек, при котором восстановлено столько храмов, открылись воскресные школы, молодежь пошла в церковь. Даже президент теперь не стесняется употребить выражение «слава Богу».

2. Вам приходилось общаться с патриархом лично или хотя бы видеть его не по телевизору? Какое впечатление он на вас произвел?

Накануне Пасхи я была на всенощном бдении в Богоявленском соборе. Царила какая-то семейная, сокровенная атмосфера. Когда Святейший держал длинные свечи, я разглядела его лицо и поняла, что по-чело­вечески он мне близок, — светлые, располагающие глаза, хорошая улыбка. И во всем облике какая-то просветленность. Мне показалось тогда, что его лицо — из тех, которые не меняются со временем, оно осталось таким же, как и в молодости, на старых фотографиях.

3. Возникло ли у вас желание исповедоваться у него?

Честно говоря, мне было бы немного страшно. Появись такая возможность, я бы, наверное, безумно волновалась и очень к этому готовилась. Но вот сейчас, после его смерти, я представила такую ситуацию, и мне вдруг показалось, что беседа с ним была бы очень легкой. Он ведь был интеллигентным человеком.

4. Некоторые верующие считают, что кончину патриарха ускорили последние события — взрыв церкви в Бирюлеве, история с переносом рублевской «Троицы» из Третьяковки в Лавру. Вы с этим согласны?

Не прошло и нескольких дней со смерти Алексия, а люди из разных политических лагерей уже начали торговать этим событием. Не думаю, что последние события вокруг церкви ускорили кончину Алексия. И без того было ясно: человек болен. Это чувствовалось даже по его голосу. Патриарх, конечно, очень много пережил за все эти сумасшедшие годы с их проблемами и катаклизмами. Но, несмотря на свой благостный облик, он был закаленным человеком.

5. Ваши знакомые относятся к личности патриарха и его деятельности с таким же уважением, как и вы?

В храме Ильи Пророка на Преображенке, который я посещаю, знакомая прихожанка рассказала о том, что неделю назад где-то на Урале стала мироточить икона Алексия человека Божия. Подруга считает, что икона оплакивает патриарха. Сама я тоже верю в это, хотя ко многим вещам в жизни отношусь скептически. Наверное, по этой причине я и к вере поздно пришла — только в 30 лет крестилась.

6. Так почему же вы не пойдете прощаться с человеком, который так много сделал для возрождения церкви в России?

Потому что в храме при таком большом скоплении народа я не могу сосредоточиться. Мне бы хотелось спокойно постоять, поклониться, подумать. Я не могу позволить себе, проведя в очереди много часов, быстро пройти мимо гроба, даже не приблизившись к нему. Я просто пошла в обычный храм и помолилась там об упокоении раба Божьего Алексия. Это ведь для нас он патриарх, а там, где теперь его душа, все по-другому.

7. Каким бы вы хотели видеть будущего главу Русской православной церкви?

Если говорить не о личности, а о делах, я бы очень хотела, чтобы не только в городах, но и в маленьких деревнях тоже появились храмы. И чтобы в них искренне служили священники, которые бы не воспринимали свою миссию как каторгу или ссылку. Если в глубинке проснется религиозная жизнь, то возродится и все остальное. Я этого очень хочу.