Битва за перхоть

11 декабря 2008, 00:00

Если на вашем плече вдруг обнаружились маленькие белые чешуйки, не рас-страивайтесь. Посмотрите на перхоть с уважением. Полтора столетия она была предметом ожесто-ченных споров ученых. Над ее загадками бьются крупнейшие лаборатории, на исследования тратятся миллионы долларов. «РР» встретился с доктором Томасом Доусоном, который считается главным специалистом по биологии перхоти

Если честно, у меня тоже бывает перхоть, — Томас Донсон понижает голос и оглядывает безуко­ризненный черный пиджак. — Нет, сейчас вроде все в порядке.

Руководитель исследовательского центра компании Procter&Gamble, он возглавлял международную группу биологов, которые сумели полностью прочитать (или, выражаясь по-научному, секвенировать) геном грибка Malassezia globosa. Как было установлено в конце XX века, именно этот организм является главным винов­ником перхоти.

Что было самым сложным в этом проекте?

Нам нужно было вырастить 10 лит­ров этого грибка. Примерно столько его содержится на головах 10 миллионов человек. Это был один из самых сложных моментов эксперимента. Вырастить этот грибок в лаборатории — почти фантастика. Для питания этих микроорганизмов нам пришлось использовать оливковое масло и бычью желчь.

И что дало прочтение генома?

Например, мы узнали, что геном грибка Malassezia globosa в триста раз меньше генома человека: состоит из 9 миллионов пар оснований, в которых заключено всего 4285 генов. Грибок имеет половые различия и способен к активному размножению. То есть каждую секунду на нашей голове происходят тысячи половых актов.

Вообще, грибок обжил все тело человека: голову, лицо, спину, конечности. Но комфортнее всего ему в наших волосах — там происходит естественное выделение секрета сальных желез и для Malassezia globosa создается идеальная среда. А еще этот грибок обладает уникальной способностью моментально реагировать на изменения окружающей среды и, соответственно, практически неистребим.

Грибков нет только у новорожденных. Но к шести месяцам все без исключения дети становятся «счастливыми обладателями» Malassezia. На втором году жизни количество грибка уменьшается, а в переходном возрасте резко увеличивается. Это связано с уровнем продуктивности работы сальных желез.

Но если все люди на Земле являются носителями Malassezia globosa, почему же только часть из них имеет перхоть?

Понимаете, я был уверен на 100%, что люди, которые не имеют перхоти, все-таки награждены какой-то другой разновидностью грибка. Но в один прекрасный день я вдруг четко осознал, что неправ. Все наши догадки повели нас по неверному пути. Я был абсолютно подав­лен, когда доказал, что и когда перхоть есть, и когда ее нет, все равно присутствует один и тот же вид грибка — Malassezia globosa.

Но, с другой стороны, когда я понял, что ошибался, я испытал тот самый «ага-момент», ради которого я готов месяцами просиживать перед микроскопом. Это тот миг, когда ты понимаешь, что подошел к разгадке так близко, что протяни руку — и вот он, ответ.

Каков этот ответ?

Как мне кажется, появление перхоти провоцируют индивидуальные особенности кожи, а также реакции иммунитета отдельного человека. Но нам еще предстоит доказать правильность наших догадок. Это очень большая работа.