Книги

Афиша
Москва, 29.01.2009
«Русский репортер» №3 (82)

Елена Калашникова

По-русски с любовью

Журналистка и филолог Елена Калашникова несколько лет подряд делала интервью с переводчиками для «Русского журнала». Сперва они стали основой для диссертации, а теперь выпущены книгой. Ее можно читать как пособие для переводчиков и как сборник изречений. «Переводчики в каком-то смысле как актеры, которые играют одну и ту же роль по-разному», — описывает свою работу Ирина Кузнецова. «Перевод — искусство потерь. Собственно, именно “выбором потерь” переводчики и отличаются друг от друга», — рассуждает Михаил Яснов.

Давид Фонкинос

Идиотизм наизнанку

Симпатичный французский роман про неудачников. Главный герой на примирительном свидании зачем-то подарил своей девушке коробку сардин, и она его бросила окончательно. Тогда молодой человек привел в дом чешского аутиста. План был такой: он будет о нем заботиться, бывшая возлюбленная увидит, какой он хороший, простит его и вернется. Но плану мешают разные непредвиденные обстоятельства, а также глупость всех персонажей без исключения. В общем, можно сказать, что все как в жизни.

Вадим Чекунов

Кирза. Библия солдата

Вадим Чекунов учился на филолога, но был отчислен и попал в армию. Дело было в 1990–1992 годах. Его служба разворачивалась по классическому сценарию, он прошел все стадии от «духа» до «деда». Со всеми вытекающими последствиями: избиения и унижения в первый год службы, и опять-таки избиения и унижения во второй — но только теперь в роли мучителя был он сам. Правда, при этом Чекунов пытался остаться человеком. Насколько у него это получилось, судить не будем, тем более что и сам он ясного вердикта не выносит. Но читать в любом случае интересно: не каждый готов на такие признания.

Аля Аль-Асуани

Дом Якобяна

Арабский супербестселлер. Посредине Каира стоит дом Якобяна, построенный еще в те времена, когда Египет был английской полуколонией. Поначалу здесь жили богатые иностранцы, но в ходе разнообразных революций население поменялось. Теперь здесь живут все подряд: разорившиеся торговцы, слуги, военные, гомосексуалисты и даже воины за веру. Получается показательный срез современного египетского общества. Особенно полезно для тех, кто собирается отправиться к Красному морю на отдых.

Джон Бойн

Мальчик в полосатой пижаме

Бруно переезжает с родителями из уютного Берлина в новый дом на опушке леса. Здесь скучно, не с кем играть, а еще здесь прямо рядом с домом начинается какой-то загадочный забор, за которым ходят какие-то странные грязные люди в полосатых пижамах. Догадка, что за забором лагерь уничтожения, а люди в пижамах обречены на смерть, посещает читателя значительно раньше, чем Бруно. Тем интереснее наблюдать за тем, как постепенно осознает это сын крупного эсэсовского чина.

Карла дель Понте

Охота. Я и военные преступники

Швейцарский юрист Карла дель Понте восемь лет возглавляла Международный трибунал по бывшей Югославии и Руанде. Итоги ее работы в об­щем-то бесславны: в Европе, например, все свелось к преждевременной смерти подсудимого Милошевича в гаагской тюрьме и нескольким невнятным приговорам, вынесенным хорватским военным преступникам. Карла оправдывается: ей везде мешали. В Сербии — сербы, в Хорватии — хорваты, в Косово (не поверите!) — косовары. Но больше всех ей мешало ЦРУ, которое наотрез отказывалось ловить преступников.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №3 (82) 29 января 2009
    Убийство адвоката
    Содержание:
    Судьба поколения

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама