Свой-чужой

Актуально
Москва, 29.01.2009
«Русский репортер» №3 (82)

Это было явно вопреки здравому смыслу. По крайней мере, так я подумал, встречая Новый год в компании профессоров экономики в одном довольно дорогом ресторане. Сейчас экономисты не могут говорить ни о чем, кроме финансового кризиса. Так что, когда за соседним столиком три русские семьи — типичные представители среднего класса — заказали самое дорогое французское шампанское, мои друзья пришли в восторг. По их мнению, русские спасут мир в разгар глобального финансового катаклизма, потому что спасти мир сегодня может не диета, направленная на снижение выброса парниковых газов, а только активное потребление. И вот тут встает та самая проблема со здравым смыслом: нелогично в наше нестабильное время держать свои сбережения в наличных.

Опубликованное недавно страховой группой Aviva исследование глобального потребления за последние пять лет содержит ряд интересных наблюдений. Aviva отмечает, что еще до кризиса потребители были парализованы неопределенностью. Но рост беспокойства не означает автоматического роста склонности к сбережению. Наперекор экономическому здравому смыслу люди, хотя их все больше беспокоит перспектива старости, не откладывают деньги. Ни уровень доходов, ни бедственное положение нынешнего поколения пенсионеров не заставляют людей экономить. Так кто же тогда будет больше экономить во время кризиса, а кто — больше тратить?

Как это ни парадоксально, именно в тех странах, где люди верят, что их правительство финансово поддержит их в ста­рости, рост беспокойства ведет к росту бережливости. И напротив, там, где люди не верят в то, что правительство озабочено их финансовым будущим, рост беспокойства приводит к уменьшению сбережений. Здравый смысл подсказывает, что все должно быть ровно наоборот, но, как я уже говорил, он тут совершенно ни при чем. Те россияне, которые больше экономили перед кризисом 1998 года, потеряли больше, чем те, кто активно тратил деньги. Сегодняшнее поведение потребителей явно определяется их опытом предыдущего кризиса. Не случайно рост потребительского беспокойства вызывает ослабление тенденции к бережливости не только в России, но и в странах Центральной и Восточной Европы.

Так что если вам интересно, почему наши соседи по ресторану всю ночь заказывали шампанское, вам вовсе не обязательно перечитывать Достоевского или строить экстравагантные теории зависимости загадочной русской души и дорогого французского шампанского — просто взгляните на данные исследования Aviva. Русские сегодня среди тех, кто больше других народов обес­покоен своим финансовым будущим. Они доверяют своему президенту и своему премьеру, но особо не надеются, что правительство поможет им, когда придет время выходить на пенсию. А потому, когда разразился экономический кризис и экономическая неопределенность стала еще сильнее, российский средний класс решил сосредоточиться на французском шампанском.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №3 (82) 29 января 2009
    Убийство адвоката
    Содержание:
    Судьба поколения

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама